Соков, Василий Александрович

16.12.2020


Василий Александрович Соков (26 декабря 1912 [8 января 1913], д. Сильницы Ярославской губернии — 3 марта 1944, Вируский уезд, Эстония) — советский шашист и шахматист, теоретик, шашечный композитор, мастер спорта по русским шашкам (1934).

Василий Соков, родившийся в крестьянской семье близ Ростова, перебрался с матерью в Ленинград в середине 1920-х годов. Стал чемпионом города среди школьников в 1928 году, в 1930 году получил 1-ю категорию по шашкам и в 1932 году впервые стал победителем взрослого чемпионата Ленинграда. В дальнейшем Соков получил звание мастера, становился серебряным призёром VI первенства СССР в 1934 году, двукратным победителем личного первенства ВЦСПС и, наконец, в 1938 году выиграл VII первенство СССР. Помимо успешных выступлений в турнирах, Соков был ведущим шашечным теоретиком и шашечным композитором своего времени, разработавшим несколько новых дебютов в русских шашках (в числе которых защита Сокова, ленинградская защита и новоленинградская защита) и выигравшим несколько всесоюзных конкурсов по составлению этюдов. Он также занимался шахматной композицией и получил звание кандидата в мастера по шахматам.

В начале Великой Отечественной войны Соков ушёл на фронт. Временно вернувшись в блокадный Ленинград, он успел стать серебряным призёром первенства города по шахматам в 1943 году, а после прорыва блокады вернулся на передовую и погиб в Эстонии в марте 1944 года. Памяти Василия Сокова было посвящено первое послевоенное первенство СССР, а также очные турниры и соревнования по переписке в последующие десятилетия.

Биография

Семья и детские годы

Василий Соков родился 26 декабря 1912 года (8 января 1913) в деревне Сильницы вблизи от Ростова (ныне Ростовский район Ярославской области). Меньше чем через пять месяцев после рождения мальчика его семья переехала в Кронштадт, где его отец, Александр Антонович, нашёл место парикмахера. Однако на этой работе он удержался недолго, поругавшись с хозяином, а потеряв работу, начал пить. Семье пришлось оставить Кронштадт и переехать в деревню Лебяжье под Санкт-Петербургом, откуда в 1915 году Александра Сокова забрали в армию. Васю Сокова в трёхлетнем возрасте отдали на воспитание двоюродному брату матери в деревню Лужки, а сама мать, Елизавета Ивановна, не в силах сводить концы с концами на маленьком земельном наделе, отправилась на заработки в столицу (к этому моменту носившую название Петроград), где устроилась на работу браковщицей на Трубочный завод. Долгие рабочие часы и стеснённые материальные условия не позволяли ей часто видеться с сыном, который рос в многодетной крестьянской семье дяди.

После Октябрьской революции и окончания мировой войны из австрийского плена в 1919 году вернулся Александр Соков. Объединившаяся семья вернулась в Сильницы, где в 1921 году Вася начал посещать школу. Мальчик любил книги, проявлял большие способности к математике, и вскоре учитель уже считал его одним из лучших в классе. Тогда же мальчик впервые увлёкся шашками, в которых его первым наставником стал один из учителей — Дмитрий Иванович Никаноров, организовавший при школе шашечный кружок. Однако семейную жизнь Соковых снова стали омрачать неурядицы: отец вновь начал пить, а напившись, избивал жену и детей (к этому времени у Васи появились две младших сестры). Когда мальчику шёл тринадцатый год, Елизавета забрала детей и уехала от мужа в Ленинград, где в феврале 1925 года получила комнату на Мытнинской улице. Постоянную работу ей найти не удавалось, и она перебивалась подёнными заработками. Вася по мере сил помогал по дому и заботился о сёстрах, но при этом начал и сам искать работу. В конце концов он устроился распространителем газет и журналов, на время отказавшись от продолжения учёбы. При стоимости 5 копеек каждая проданная газета приносила распространителю ¾ копейки, и ради того, чтобы увеличить скудный заработок, Соков работал подолгу каждый день, недоедая и отставая в физическом развитии. Только весной 1927 года он оставил работу и осенью того же года поступил в шестой класс 105-й ленинградской школы. В дни работы распространителем прессы он впервые познакомился с шахматами, увидев, как в них играют другие ребята, и быстро постиг основы новой для себя игры, начав обыгрывать своих «учителей».

Начало шашечной карьеры

В школе Василий учился до 1929 года, окончив восемь классов. Там он начал снова посещать шашечный кружок, быстро став одним из его активнейших членов, а летом подолгу играл в шашки в Таврическом саду. Администрация сада иногда поручала юному шашисту провести сеанс одновременной игры за денежное вознаграждение, но мать его увлечение шашками осуждала, считая их азартной игрой, и запрещала играть в них на деньги. Тем не менее мальчик не бросал занятий шашками. Он штудировал отделы шашечных задач и теории в пионерской газете «Ленинские искры» и в ленинградском литературном журнале «Резец», пробуя и сам составлять задачи и этюды. В 1928 году в Ленинграде впервые проводилось шашечное первенство города среди школьников, включавшее в себя три этапа. На первом этапе определялись чемпионы школ, которые затем выявляли сильнейших игроков районов, после этого в свою очередь сходившихся в финальном турнире. Василий Соков выиграл все три этапа, став чемпионом Ленинграда среди школьников. Он участвовал и в шахматных соревнованиях, заняв второе место по району.

В том же году Василий принёс в редакцию «Ленинских искр» задачу собственного сочинения. С первого раза её не приняли, но подсказали автору, в каком направлении нужно работать, чтобы её усовершенствовать, и второй его визит оказался успешным. Уже в этой первой работе Соков демонстрировал хорошее понимание принципов шашечной композиции: во всех возможых вариантах на доске к развязке оставались только нужные белые шашки. Задача была опубликована в ближайшем номере, а в 1930 году перепечатана во всесоюзном журнале «Шахматы и шашки в рабочем клубе».

В ходе визита в Ленинград в 1928 году чемпиона Украины Вячеслава Лисенко Соков стал одним из участников сеанса одновременной игры украинского мастера в Выборгском Доме культуры, но на равных противостоять сеансёру не смог, подолгу думая над каждым ходом и допустив решающий просчёт на 11-м ходу. После этого он начал активнее заниматься теорией, посещая курсы при Ленинградском областном совете физической культуры, и вскоре получил звание шашиста 3-й всесоюзной категории. В это время он начал эффективнее разыгрывать дебюты, добиваясь хорошей позиции уже в начале партии, что стало важным дополнением к его комбинационному видению. В Государственной публичной библиотеке Соков штудировал шашечную литературу, в том числе дореволюционную — в особенности журнал «Шашки», издававшийся в 1897—1901 годах П. Н. Бодянским. Из советских изданий особое внимание Василий уделял книгам В. Н. Руссо «Советские шашки», В. К. Лисенко «Первая книга шашиста» и Н. А. Кукуева «100 шашечных этюдов». Он начал активно играть по переписке, свой первый матч — с казанцем Калининым — выиграв со счётом +4-0=2.

В июне 1929 года в Ленинграде прошёл матч московской и ленинградской команд союза пищевиков, по десять человек в каждой. На 7-й доске в ленинградской команде выступал 16-летний Соков, выигравший обе партии у своего московского соперника Молчанова. Возглавлявший гостей из Москвы Василий Медков, к тому моменту действующий чемпион СССР, в шутку сказал Сокову: «Этак вы и меня скоро начнёте обыгрывать». Предсказание Медкова сбылось уже на следующий день, когда Соков победил его в проводимом чемпионом сеансе одновременной игры. Тем же летом в одном из блиц-турниров Соков, по-прежнему официально числившийся третьекатегорником, нанёс поражение Игорю Тимковскому — победителю одной из групп малого чемпионата СССР. Фотография Василия появилась на страницах ленинградского журнала «Юный пролетарий» в сопровождении следующего текста:

Осенью 1929 года Соков выиграл турнир клуба пищевиков, опередив, в числе 15 соперников, чемпиона Ленинграда Л. Рубинштейна, а на следующий год в тренировочном турнире Таврического сада занял место выше М. Поляка — победителя прошлогоднего малого чемпионата СССР. По итогам малого чемпионата Ленинграда 1930 года он разделил 2—3 места с Дмитрием Коршуновым, отстав на пол-очка от Евгения Тюнева, и получил звание шашиста 1-й категории.

В 1931 году Соков устроился на работу счетоводом на хлебозавод, одновременно обучаясь на курсах планирования для предприятий металлургической промышленности. Весной этого года он принял участие уже в главном чемпионате Ленинграда и тоже разделил в нём 2—3 места, на этот раз с Тюневым, пропустив вперёд Михаила Бурковского. Этот результат обеспечил ему участие осенью во II малом чемпионате СССР. На турнире, проходившем в Москве, Соков стал победителем в 3-й группе, набрав 10 очков из 11 возможных (+9-0=2).

В 1932 году, по окончании курсов, Соков перешёл планировщиком на завод, где работал инженером его друг и соперник по шашечным соревнованиям Александр Степанов. На очередном чемпионате Ленинграда Соков выиграл семь партий, проиграв одну, и впервые завоевал титул чемпиона города. Через год он поделил на чемпионате Ленинграда 1—2 места с Поляком, а затем выиграл турнир шести сильнейших первокатегорников Ленинграда (согласно биографии 1991 года — при участии действующего чемпиона СССР Дмитрия Шебедева), хотя и уступил по его ходу одну партию всё тому же Поляку. В конце года, выступая за сборную завода имени Козицкого в командном первенстве ВЦСПС, он показал лучший среди всех участников результат на первой шашечной доске.

Мастер

Хотя к 1934 году Соков всё ещё числился первокатегорником, ввиду достигнутых успехов его допустили к участию в турнире мастеров в Днепропетровске, представлявшем собой отбор к V чемпионату СССР. В борьбе с титулованными соперниками ленинградец разделил 2—5 места, пропустив вперёд только харьковского мастера Владимира Романова. По итогам турнира Соков получил не только путёвку в финал первенства СССР, но и звание мастера. Но в финале первенства, прошедшем в апреле 1934 года, он выступил крайне неудачно — выиграв две партии (в том числе у одного из будущих чемпионов Семёна Натова), проиграл четыре и свёл остальные вничью, с семью очками поделив 13—16 места при 17 участниках. Единственным соперником, которого Сокову удалось опередить, оказался ветеран шашечных соревнований Николай Александрович Кукуев. В биографии Сокова, опубликованной в 1952 году, его игра в финале V чемпионата СССР оценивается крайне отрицательно:

Авторы биографии 1991 года Б. М. Герцензон и С. С. Гершт не столь категоричны в оценке. Они отмечают, что в финале первенства СССР Соков столкнулся с непривычной для него манерой игры, построенной на ожидании неточностей в игре соперника и последующем пошаговом развитии небольших позиционных преимуществ за счёт отработанной техники. Соков, мастер острого, комбинационного стиля, всегда с самого начала игравший на победу, оказался не готов противостоять такой позиционной игре, которую авторы характеризуют как «украинскую» школу шашек. Бывший председатель ленинградской шахматно-шашечной секции электриков Е. Пищик принимал в своих воспоминаниях часть вины на себя и других одноклубников Сокова: от него ждали только победы в каждой партии, и он пытался оправдать эти завышенные ожидания, не оставляя себе путей к отступлению.

Несмотря на неудачу в апрельском всесоюзном первенстве, отношение к Сокову в Ленинграде оставалось очень положительным. На первомайские праздники 1934 года на Дворцовой площади «живыми шашками» была разыграна его партия с Львом Раммом с первенства Ленинграда. А уже в конце того же года, учтя уроки весеннего первенства, Соков очень успешно выступил на VI чемпионате СССР, который проходил в Ленинграде. Им были предложены соперникам многочисленные дебютные разработки, сразу же нашедшие своих поклонников среди лучших советских шашистов — позже в сборнике, посвящённом V и VI чемпионатам страны, напишут:

Соков не проиграл на этом турнире ни одной партии, отстав от победителя — Тимковского — всего на пол-очка, с 11,5 очками из 17 возможных. Как и в апреле, ему удалось обыграть Натова, причём их партия стала хрестоматийной: уже в самом начале Соков пошёл на размен, в теории считающийся невыгодным, и навязал Натову, знатоку дебютов, ранее не игравшийся вариант, заставив того импровизировать. Дав сопернику, играющему белыми, захватить центр доски, он сумел окружить его позиции и вынудил сдаться, всё ещё имея семь шашек на доске.

В мае 1935 года Соков в очередной раз защитил титул чемпиона Ленинграда, а осенью они со вторым победителем V первенства СССР Борисом Блиндером разделили первое место в показательном турнире семи сильнейших мастеров СССР, проходившем в Киеве. Встречаясь с самыми сильными соперниками, ленинградец и тут не потерпел ни одного поражения. В Киеве он познакомился с местной шашисткой-любительницей и, уехав после турнира в Ленинград, продолжал с ней переписываться, встречаясь во время очередных приездов на Украину. Вскоре Василий и Эля поженились, а в 1936 году у них родился сын. Уже втроём они въехали в новую квартиру, выделенную Сокову на Моховой. К этому моменту Соков стал чемпионом ВЦСПС по шашкам, выиграв 1-е личное первенство ВЦСПС в январе. В августе того же года, выступая вне конкурса, он вышел победителем чемпионата Белорусской ССР, а в декабре 1937 года, также вне конкурса, выиграл девять встреч и сделал одну ничью в десяти партиях чемпионата Грузии. Вместе с женой выступая за сборную завода «Арсенал», он стал в 1936 году победителем командного турнира заводов-гигантов.

В эту пору Соков уже щедро делился своими творческими разработками с окружающими, ему приносили анализы партий на проверку. По просьбе директора шахматно-шашечного клуба он организовал шашечную школу, занятия которой посещали не только любители, но и опытные шашисты, включая кандидатов в мастера и даже мастера Л. М. Рамма. Приезжающие в Ленинград шашисты из других городов тоже часто становились гостями курсов Сокова.

Чемпион СССР

В начале 1938 года Соков вторично стал победителем личного первенства ВЦСПС, в мае сыграл в матче Ленинград-Москва в стоклеточные шашки (в частности, обыграв на первой доске Тимковского), а в августе принял участие в VII первенстве СССР, местом проведения которого стал Киев. Помимо него в турнире участвовали все трое чемпионов двух предыдущих первенств — Натов, Борис Блиндер и Тимковский, и знатоки предсказывали, что именно двое последних вместе с Соковым поведут борьбу за первое место. Однако борьбы не получилось — уверенно игравший Соков опередил ближайших соперников на два очка на дистанции в 20 партий. Он сыграл вничью с Натовым (с которым жеребьёвка свела его уже в первом туре, отчего оба соперника играли особенно осторожно) и Блиндером (которого заставил ожесточённо бороться за пол-очка), а в 18-й партии добился победы над действующим чемпионом Тимковским, доказав, что является сильнейшим шашистом страны.

После завоевания чемпионского титула Соков продолжал активно участвовать в шашечных турнирах. За 1939—1940 годы он сыграл в чемпионатах Баку, Горьковской области, Белорусской и Узбекской ССР, первенстве Украинского совета спортобщества «Спартак» в Днепропетровске и всесоюзном турнире спортобщества «Спартак» в Иванове. Во всех турнирах он показывал отличные результаты, лишь однажды проиграв партию — это произошло на чемпионате Белоруссии, где чемпион, одержавший в турнире общую победу с 9 очками из 11, вынужден был сдать игру молодому Вениамину Городецкому (будущему гроссмейстеру). В газете «64» по этому случаю вышел материал под сенсационным заголовком «Поражение Сокова». При этом даже это единственное поражение Соков потерпел, получив по ходу встречи выигранную позицию.

Не забывал Соков и о шахматах, в которых ещё в 1934 году получил первую категорию, а позже звание кандидата в мастера (ему предрекали и скорое получение звания мастера в дополнение к уже полученному шашечному). Гроссмейстер Григорий Левенфиш, часто встречавшийся с ним как за шашечной, так и за шахматной доской (для этих товарищеских матчей даже был выработан регламент — по четыре партии в шашки, а затем в шахматы), писал:

Высокую активность Соков проявлял и в популяризации шашек. Он выступал с лекциями в Ленинграде, Москве, столицах союзных республик и крупных городах — Горьком, Иванове, Днепропетровске. Везде он щедро делился теоретическими наработками, помогал в анализе партий и вариантов. Московских мастеров, привыкших к скрытности дореволюционного чемпиона С. А. Воронцова, до последних дней жизни хранившего свои секреты, поражали знания и открытость Сокова. Во многих городах СССР у шашистов после его визитов оставались тетради с оригинальными соковскими анализами, которые позже применялись в турнирах. Чемпион активно участвовал в организации шашечной жизни в Ленинграде, возглавляя шашечную квалификационную комиссию шахматно-шашечной секции профсоюзов, разбирая партии претендентов на повышение разряда, принимая участие в работе городской секции при комитете по физкультуре и спорту. Не ослабел интерес Сокова и к стоклеточным шашкам, для СССР в те годы остававшимся новинкой: в 1939 году он разделил 1—2 места в чемпионате Ленинграда со Львом Раммом, приветствовал в печати изданное в том же году пособие по стоклеточным шашкам В. Гилярова — первое в Советском Союзе. В чемпионате Ленинграда на большой доске Соков выиграл 7 партий из 11 и трижды сыграл вничью — в том числе с Раммом, у которого, по мнению аналитиков из газеты «64», был в этой партии простой выигрыш. Единственное поражение Соков потерпел в третьем туре от М. Марковича.

В общей сложности с 1930 по 1941 год Соков сыграл в 42 турнирах по русским и международным шашкам, выиграв из них 32 (в том числе десять раз став чемпионом Ленинграда). Из 499 проведённых партий он выиграл 281, 204 раза сыграл вничью и лишь 14 (или 2,8 % от общего числа) проиграл. С 1935 года результаты Сокова ещё более впечатляющи: в 24 сыгранных турнирах 20 чистых первых мест и четыре разделённых 1—2 места. В начале 2000-х годов в профессиональную базу партий по русским шашкам были включены 154 турнирных партии Сокова, имеющие теоретическое значение; из этих партий ленинградский мастер выиграл 95, проиграл 8 и свёл вничью 51.

Результаты Василия Сокова в личных и командных турнирах по русским шашкам, 1930—1941

Результаты приводятся по книге В. В. Решетникова и Г. П. Троцких «Василий Соков» (М., 1985). Призовые места в показательных и отборочных турнирах, а также в соревнованиях, где Соков выступал вне конкурса, цветом не выделяются.

Личные Командные

Последние годы жизни

В конце весны 1941 года в семье Соковых родилась дочь, которую назвали Мариной — это был уже четвёртый ребёнок Василия и Эли. Эля вышла из родильного дома 5 июня. 21 июня Василий дал последний сеанс одновременной игры в шахматно-шашечном клубе Таврического сада, а на следующий день началась Великая Отечественная война. Сокову дали отсрочку от призыва ввиду ситуации с семьёй, но всё же уже 6 августа он ушёл в армию. Призван Дзержинским РВК, прибыл в часть (Военно-пересылочный пункт ПРБ 36 ЗСД) 7 августа.

Василий Соков участвовал в боях у Красного Бора, на Синявинских болотах, у Невской Дубровки. В 1942 году он входил в состав разведывательного лыжного подразделения. В это время его семья оставалась в блокадном Ленинграде. В мае 1942 года умерла от голода младшая сестра Василия Юля, в марте 1943 года — младшая дочь Марина. В эти же дни часть Сокова, потерявшую половину состава убитыми и ранеными, отправили в Ленинград на переформирование, а самого его для прохождения дальнейшей службы временно зачислили в часть пожарной охраны штаба Ленинградского фронта. В обязанности Сокова на новом месте службы входило тушение пожаров, борьба с зажигательными бомбами и дежурства на наблюдательном пункте у Зимнего дворца.

В свободное от дежурств время Сокову было разрешено проводить в госпиталях сеансы одновременной игры в шашки и шахматы и лекции. Когда в осаждённом Ленинграде, несмотря на бомбёжки и лишения, был организован 17-й чемпионат города по шахматам, участвовать в нём был приглашён и Соков. Порой он проводил свои партии после бессонных ночей — так, в ночь перед партией с лидером турнира Ф. И. Скляровым (главврачом одной из городских поликлиник) он потушил восемь зажигательных бомб. Однако, несмотря на трудности, Соков сумел занять в чемпионате Ленинграда второе место из 11 участников, пропустив вперёд только Склярова.

В январе 1944 года была прорвана 900-дневная блокада Ленинграда. Советские войска, перешедшие в наступление, оттесняли немцев от города, и для их усиления были мобилизованы молодые военнослужащие Ленинградского гарнизона, включая и Василия Сокова. Согласно биографии 1985 года, он снова ушёл на фронт 6 февраля (по архивным данным, красноармеец Василий Соков прибыл в воинскую часть хозяйственного отделения штаба Ленинградского фронта 4 февраля и выбыл 7 февраля).

В составе 189-й стрелковой дивизии батальон Сокова участвовал в боях на Нарвском направлении. В одном из таких боёв, за деревню Путки (Эстонская ССР, Вируский уезд), красноармеец Соков был убит осколком снаряда — это произошло 3 марта 1944 года.

Василий Александрович Соков похоронен на братском кладбище в Эстонии (у посёлка Синимяэ, Ида-Вирумаа), где ему установлен памятник. Согласно изданной в 1996 году «Книге Памяти», место захоронения — деревня Путки.

Первый послевоенный чемпионат СССР, прошедший в 1945 году, был посвящён памяти Сокова, его имя было присвоено шахматно-шашечному клубу Нарвы. В дальнейшем в СССР были изданы три биографии Сокова — в 1952, 1985 и 1991 году, включавшие избранные партии, этюды и анализ теоретического наследия. Памяти Сокова были посвящены очные турниры (в частности, ставший регулярным турнир в Нарве) и соревнования по переписке (одно из них, организуемое комиссией заочных турниров Ленинграда во главе с В. Я. Байковым, тоже проводилось многократно). В настоящее время его памяти посвящён финальный этап Кубка мира по шашкам-64.

Стиль игры

Соковский игровой стиль ценился настолько высоко, что через много лет после его смерти среди русских шашистов считались крайне лестным отзывом слова «играет по-соковски». Биографы Василия Сокова отмечают его любовь к импровизации и творчеству в ходе шашечной партии. Приводятся, в частности, его слова из статьи в заключительном бюллетене VII первенства СССР: «Каждую партию надо играть, в каждой партии надо творить» (выделение авторское). Игру Сокова называют «искристой». Соперникам предлагалось состязание в фантазии, глубоком просчёте вариантов; с точки зрения Сокова центр тяжести борьбы в партии приходился не на дебют, а на миттельшпиль и эндшпиль, что позволяло ему легче отходить от принятых дебютных канонов, если такой отход обещал в дальнейшем сложную, богатую на тактические варианты позицию. В особенности охотно он создавал такие позиции, если знал, что соперник предпочитает спокойную, ясную игру. Борис Фельдман указывает, что импровизация могла начинаться с самых первых ходов в партии, ставящих в тупик искушённых в теории соперников — так, в одной из партий с Соковым Игорь Тимковский задумался на 50 минут уже после третьего хода противника. Результатом такой способности заставлять оппонента «думать самостоятельно» была скоротечность многих партий Сокова, завершавшихся его победой ещё до 20-го хода. С другой стороны, любовь к обострению позиции приводила порой к тому, что и самому Сокову не удавалось увидеть лучший вариант — изредка это приводило к поражениям (примером служит приведённая выше партия с Городецким), но чаще к упущенным выигрышам.

Несмотря на любовь Сокова к импровизации, характеристика его стиля как чисто импровизационного и комбинационного была бы неверной и однобокой: при необходимости он мог вести предельно корректную, продуманную позиционную игру, проявляя себя не только как тактик, но и как стратег. Он не только не пренебрегал дебютной подготовкой, но и посвящал ей больше времени, чем другие шашисты. Его кредо по отношению к теории отражает другая цитата: «Все теоретические варианты делятся на две группы: те, в которых ошибки уже обнаружены, и те, в которых они пока ещё не выявлены». По словам близких друзей, Соков отводил на работу над теорией 260 дней в году, оставляя сто на участие в турнирах. Им были разработаны целые новые системы игры, в отличие от традиционных предусматривающие асимметричное фланговое развитие. В следующем разделе приводится ряд теоретических разработок, в истории русских шашек связанных с именем Сокова.

Вклад в шашечную теорию

Дебютный репертуар Василия Сокова был чрезвычайно широк, он применял в партиях все известные начала, в каждое привнося нечто новое, что делало практически невозможной целенаправленную подготовку к игре против него (для сравнения, первый чемпион СССР Медков за белых всегда начинал только с хода 1.c3-d4, не признавая никаких других вариантов). Известно, что Соков готовил к печати сборник по теории шашечных дебютов, однако из 12 тетрадей с его черновиками уцелела только одна — с вариантами городской партии. Вместе с Львом Раммом и Дмитрием Коршуновым он внёс важный вклад в теоретическую разработку дебюта, известного как ленинградская защита и построенного на идее отдать белым центр, проведя затем окружение с флангов. Этими же тремя шашистами разработана и основанная на аналогичной идее новоленинградская защита, дополнительно усовершенствованная Соковым в 1938 году. Ещё одно из активно исследовавшихся им начал (впервые применённое им ещё в 19 лет на командном первенстве ВЦСПС) названо в его честь — игрой (или защитой) Сокова:

1.c3-d4 f6-g5 2.b2-c3 e7-f6!?

Сам Соков рассматривал три продолжения за белых, проанализированных им как за белых, так и за чёрных до 10—18 ходов; из этих продолжений самым сильным за белых он считал третье, но в случае неточной игры указывал на ряд сильных продолжений за чёрных с равной игрой или даже преимуществом:

  • Вариант 1. 3.c3-b4 d6-c5 4.b4-a5
  • Вариант 2. 3.g3-f4 d8-e7 4.c1-b2
  • Вариант 3. g3-h4!

На практике Соков добивался в этом начале за чёрных значительных успехов, что Л. Рубинштейн (автор биографии 1952 года) связывает с эффектом неожиданности: ход 2. …e7-f6, традиционно рассматривавшийся как неудачный, «закупоривающий» фланг чёрных, провоцировал оппонента на попытки найти немедленное опровержение, отнимавшие много времени и ставившие игрока уже к середине игры в затруднительное положение.

На протяжении длительного времени любимым первым ходом Сокова за белых был 1.a3-b4, который исторически считался либо просто плохим, либо даже заведомо проигрышным. Ещё в 1926 году Вячеслав Лисенко писал, что, хотя последнее мнение преувеличено и ничьей белые при таком начале добиваются, в середине партии им приходится трудно. Однако благодаря Сокову этот дебют, в настоящее время известный как игра Бодянского, был в целом реабилитирован. Примером успешной реализации потенциала белых в начале Бодянского может служить игра Сокова против другого ленинградского шашиста Дмитрия Коршунова в VI первенстве СССР.

Сокову удалось реабилитировать несколько малопопулярных вариантов:

  • В городской партии после 1.c3-d4 d6-c5 2.b2-c3 f6-g5 3.c3-b4 g5-h4 4.b4:d6 e7:c5 5.g3-f4 d8-e7 6.a1-b2 c7-d6 7.b2-c3 b6-a5 8.d4:b6 a7:c5 на доске складывалась позиция, считавшаяся неудобной для белых. Соков сумел доказать практичность кажущегося слабым хода 9.h2-g3. Впервые применив его в 1931 году в партии по переписке, в 1940 году он включил его в свою лекцию в Москве, и с тех пор этот ход используется в практике другими шашистами.
  • В городской партии Соков сумел реабилитировать и один из вариантов за чёрных. После 1.c3-d4 d6-c5 2.b2-c3 f6-g5 3.c3-b4 g7-f6 4.b4:d6 e: c5 5.g3-h4 f6-e5 6.h4:f6 e5:g7 партия приходит к позиции, долго оценивавшейся как более выгодная для белых. Соков выступил с новой системой развития за чёрных: 7.h2-g3 h6-g5! 8.a1-b2 g5-h4 9.b2-c3 g7-f6 10.g3-f4 h8-g7 с очень хорошей контригрой. Равной он считал и игру после варианта 8.g3-h4 g7-f6 9.a1-b2 f6-e5 10.d4:f6 g5:e7
  • Соков сумел усилить игру за чёрных в так называемом гибельном начале: после ходов 1.c3-d4 f6-e5 2. d4:f6 g7:e5 3. a3-b4 он ввёл в последние годы выступлений ход 3. …e-f6. По оценке Л. М. Рамма этот ход препятствует белым в окружении позиции чёрных, и хотя в то же время он несколько перегружает левый фланг чёрных, этот недостаток не критичен. Сам Соков применил этот ход в нескольких партиях первенства Ленинграда 1941 года, а в следующий раз этот вариант был успешно возрождён уже в 1950 году московским шашистом В. Н. Романовым, с его помощью одержавшим две победы
  • В дебюте кол-угловик, где, как считалось, чёрные получают слабую игру, Соков смог уравнять их шансы и заставить белых форсировать ничью: 1.c3-d4 b6-a5 2.d4-c5 d6:b4 3.a3:c5 f6-g5 4.b2-c3 g7-f6 5.c3-d4 g5-h4 6.g3-f4 f6-g5 7.c5-b6 a7:c5 8.d4:b6 a5-b4 9.b6-a7 b4-a3 10.f4-e5 e7-d6 11.e3-f4 g5:e3 12.d2:f4 f8-e7 13.f2-g3 h4:f2 14.g1:e3 h8-g7 15.h2-g3 g7-f6 16.e5:g7 h6:f8 17.a1-b2 e7-f6 18.b2-c3 f8-g7 19.g3-h4 f6-e5 20.f4-g5 e5-f4

Среди прочих дебютных новинок, разработанных Соковым:

  • Система развития левого фланга белых в игре Филиппова: 1.e3-d4 d6-c5 2.f2-e3 f6-g5 3.g1-f2 (возможное опровержение — 2. … c7-d6 3.c3-b4 f6-g5! — было предложено в 1960 году аналитиком П. П. Мазурком в журнале «Шашки»)
  • Новая система в отыгрыше (впервые применена в 1934 году): 1.c3-d4 d6-c5 2.g3-h4 c7-d6 3.h2-g3
  • Ещё одна новая система в отыгрыше, которую Л. Рамм называет «системой Сокова»: 1.c3-d4 d6-c5 2.b2-c3 c7-d6 3.g3-f4. Как вариант — 3.c3-b4 b6-a5 4.d4:b6 a5:c7 5.e3-d4, отдавая чёрным центр, который позже белые охватят с флангов
  • Размен белых в обратной городской партии: 1.c3-b4 f6-e5 2.e3-f4 g7-f6 3.b4-a5 f6-g5 4.g3-h4 g5:e3 5.f2:f6 e7:g5 6.h4:f6 f8-g7 7.h2-g3 g7:e5 8.g3-h4 с целью окружения с флангов занятого чёрными центра
  • Ранний захват центра чёрными в косяке: 1.c3-b4 f6-g5 2.g3-f4 d6-e5 3.f4:d6 c7:e5 (как вариант — аналогичный размен после промежуточных ходов 2. …g7-f6 3.b2-c3)
  • Ещё одна система чёрных в косяке, в которой, как Соков доказал, чёрные получают равноценную позицию: 1.c3-b4 f6-g5 2.g3-f4 g5-f6 3.b2-c3 d6-c5! 4.b4:d6 e7:c5
  • Радикальное развитие схемы развития чёрных в перекрёстке: 1.c3-d4 d6-e5 2.b2-c3 e7-d6 3.e3-f4 b6-c5 4.d4:b6 c7:a5
  • Необычная система чёрных в игре Каулена (продемонстрирована в турнире мастеров 1934 года): 1.g3-f4 f6-e5 2.h2-g3 b6-c5 3.c3-b4 a7-b6 4.b4-a5 b8-a7

Сокову удавалось теоретически обосновать и подкрепить личным турнирным опытом и случайные находки, делавшиеся до него другими шашистами. Примером может служить ход чёрных 3. …f8-e7 в перекрёстке. Несмотря на то, что его применил ещё Аркадий Оводов в партии 1900 года, в дальнейшем эта партия, хоть и окончилась победой чёрных, включала просчёт с их стороны уже на пятом ходу, что означает отсутствие продуманного анализа, который бы стоял за данным ходом: 4.a1-b2 b6-c5 5.d4:b6 a7:c5? 6.c3-b4 f6-g5 7.f2-e3? e7-f6! 8.g3-h4 e5:g3 9.h2:f4? f6-e5! 10.h4:b6 c7:a1. Белые сдались.

Через 30 лет Соков и Дмитрий Коршунов, задавшись целью проверить корректность хода 3. …f8-e7 за чёрных в перекрёстке, сыграли серию партий, в том числе по переписке, что обеспечивало более качественный анализ. Доказав практическую ценность этого хода, Соков в дальнейшем часто применял его в игре, в том числе на турнире мастеров 1934 года в Днепропетровске против И. Гордона.

Композиция

Задачи

Первая шашечная задача Сокова была опубликована в 1928 году в пионерской газете «Ленинские искры» (см. Начало шашечной карьеры). В дальнейшем в этой же газете появились ещё шесть задач его авторства. В журнале «Резец» в 1929 году вышли пять задач Сокова, а с 1930 по 1934 год в «Шахматах и шашках в рабочем клубе» — ещё четыре. Одна из задач Сокова получила третий приз на конкурсе «Ленинских искр». В отзыве на неё было указано, что из конкурсных работ на запирание простой на поле a7 она является лучшей.

В целом в творчестве Сокова как шашечного композитора довольно рано наметился переход от задач к этюдам, и с 1935 года он не издавал больше шашечных задач. В биографии Сокова, изданной в 1952 году, Л. А. Рубинштейн объяснял такой переход тем, что Сокову, как шашисту-практику, жанр задачи казался оторванным от реальности шашечной партии между равными соперниками. В то же время близко знавший Сокова шашечный мастер Николай Пустынников вспоминал, что тот никогда полностью не отказывался от сочинения шашечных задач и, видя их непрактичность, в то же время ценил их потенциал для развития творческой фантазии. По словам Пустынникова, от составления задач Сокова отвлекала главным образом теоретическая работа, но даже в 1939 году, уже будучи чемпионом СССР, он работал над задачами в новых для СССР стоклеточных шашках. Одна из задач Сокова в этом году взяла пятый приз на конкурсе газеты «64», а две другие сохранились у Пустынникова и были впервые опубликованы только в конце 1964 года в его рубрике в журнале «Шашки».

Этюды

Шашечные этюды Сокова начали появляться в детских газетах в 1929 году. В частности они публиковались в «Ленинских искрах» и «Юном пролетарии». Появлялись его этюды и во «взрослой» ленинградской прессе, в том числе в «Резце», а всего за 1929 год их было опубликовано 12. Первые этюды Сокова были часто несложными и даже одновариантными (встречались изредка и ошибки в анализе), и в дальнейшем он их иногда перерабатывал, усложняя и публикуя как новые самостоятельные произведения. Одним из примеров может служить этюд, опубликованный в «Юном пролетарии» в 1929 году, а в переработанном виде появившийся в газете «64» 12 лет спустя.

По мере того, как Соков совершенствовал своё мастерство композитора, в его этюдах просматривалась общая тенденция — форсированные окончания почти отсутствовали, у чёрных обыкновенно имелась агрессивная контригра, что приближало его этюды к концовкам реальных партий. В 1932 году этюд Сокова, основанный на умелом использовании «тихих» первых ходов, занял второе место во всесоюзном конкурсе. Арбитр конкурса Н. А. Кукуев прокомментировал решение так: «Молодому талантливому автору удалось показать в одном этюде целый букет различных интересных дебютных идей».

Во всесоюзных конкурсах 1933 и 1934 годов этюды Сокова снова занимали вторые места (оба раза он уступил первый приз Д. М. Калинскому, оставив на третьем месте Б. М. Блиндера), а другие его работы в этих конкурсах удостаивались похвальных отзывов. Наконец в 1935 году два этюда Сокова получили на всесоюзном конкурсе соответственно первый и четвёртый призы. Позже, в 1940 году, Соков рассказывал, что идея этюда-победителя родилась у него при дополнительном анализе более ранней работы, в ходе которого ему удалось найти более интересное и богатое продолжение, чем то, что было предложено изначально. В этой работе остро играют как белые, так и чёрные.

В 1937 и 1938 годах во всесоюзных конкурсах этюды Сокова также удостаивались первых мест. Этюд-победитель 1938 года (в этом году Соков стал также чемпионом СССР) был позже включён в книгу Кукуева «125 шашечных этюдов». Идея этой минималистичной композиции возникла при анализе партии В. Байков — А. Веретэ. В анализе отмечается, что кажущийся очевидным ход 1.e1-f2 приводит к потере темпа и в конечном счёте к ничьей, поэтому белым нужно форсировать игру.

Один из последних опубликованных этюдов Сокова, который он считал и одной из вершин своего композиторского творчества, появился в газете «64» перед самой войной. Соков посвятил его памяти другого видного русского шашиста — Александра Шошина.

Этюдное мышление Сокова распространялось не только на шашки, но и на шахматы. Так, анализируя партии 12-го всесоюзного чемпионата по шахматам осенью 1940 года, он предложил в газете «64» оригинальный «этюдный» путь к выигрышу за белых в партии Петров—Панов. Этюд его собственного сочинения участвовал в конкурсе газеты «64» и был удостоен 3-го почётного отзыва.

Полная подборка всех известных шашечных этюдов Сокова (включая никогда ранее не публиковавшиеся, найденные в его личной тетради, которую сохранила жена чемпиона) вошла в его биографию, изданную в 1985 году. Хотя в целом эта масштабная работа получила положительные отзывы, проблемист А. Бакумец нашёл ошибки в анализе 15 этюдов, назвав авторов книги — Решетникова и Троцких — дилетантами. Неполным оказался анализ этюдов и в следующей биографии Сокова, увидевшей свет в 1991 году, причём в двух из них, как и в книге Решетникова и Троцких, вообще были приведены неверные решения. В газете «Вечерний Омск» был объявлен конкурс на поиск правильных решений этих этюдов, что в одном из случаев оказалось крайне трудно и заняло достаточно долгое время. К тому моменту случайно выяснилось, что причиной недостаточно качественного анализа в книге 1985 года была тоже проблема со временем. Как оказалось, авторы книги лишь за две недели до сдачи её в набор сумели передать подборку этюдов ленинградскому мастеру Игорю Алексееву для анализа и подготовки к печати; несмотря на все его усилия, двух недель интенсивной работы не хватило, чтобы полноценно обработать более двух сотен заданий. Уже в начале нового века гроссмейстеры В. А. Песоцкий и Е. А. Степанов с помощью программы «Магистр» — чемпиона России по шашкам среди компьютерных программ — нашли уточнения или усиления ещё нескольких этюдов Сокова.