Чёрные копатели

17.12.2020


Чёрные копатели — ставшее традиционным собирательное название для самодеятельных поисковиков различных направлений, одиночек или организованных в группы, занимающихся нелегальным выкапыванием различных предметов старины.

Направления

Выделяются три основных направления: «чёрные археологи», «кладоискатели» и «трофейщики». Эти названия возникли стихийно (как и сам сленг копателей), поэтому имеют варианты и региональные отличия. Чаще всего употребляется обобщающий термин — «копатели», а как самоназвание — «поисковики».

Чёрные археологи

«Чёрные археологи» (также «архи», «копатели», «полевики», «лесники», «курганщики», «бугровики») — это лица или организованные группы, занимающиеся поиском исторических артефактов на археологических объектах, не имея на то «открытого листа», то есть официального разрешения на научное изучение памятника, что ставит их вне рамок закона. В названии обыгрывается противопоставление с «белыми археологами», то есть с учёными. Археологи, а также историки и другие неравнодушные люди протестуют против использования слова «археология» для чёрных копателей, которых относят к миру криминала. Данная деятельность без открытого листа является уголовно наказуемой и карается лишением свободы на срок до шести лет (ст. 243 УК РФ).

Как пишет Е. В. Яровой, в России, на Украине и в других странах явление приобрело катастрофические масштабы со времени появления в свободной продаже металлоискателей западного производства. Он же утверждает, что корпорацию чёрных копателей обслуживают другие «вспомогательные» структуры: посредники, перекупщики, информаторы, проводники экспедиций и, возможно, отдельные профессиональные археологи. Иногда чёрные археологи также действуют при посредничестве фирм, продающих «разрешения» на снос памятников. Находки распыляются по частным коллекциям, рынкам и антикварным магазинам. Наиболее презентабельные оседают в российских и западных, и как правило, закрытых коллекциях представителей так называемого «высшего класса». По мнению М. И. Медведева и Г. Г. Давыденко происходящее является следствием бездействия и коррумпированности правоохранительных органов и судебной системы, несовершенства законодательства и подзаконных нормативных актов.

Кладоискатели

Другое ответвление обычно называют «кладоискателями» (также «полевиками», «копателями»). Они ведут поиск («чёс») по заброшенным деревням, а также на окружающих угодьях. Их деятельность не совсем безобидна, так как добычей становятся не только мелкие бытовые предметы разных периодов, но и настоящие клады. Специалисты заявляют, что ситуация с кладами ещё более острая. Клады стремительно выбирают, за редким исключением, расчленяя на отдельные предметы, и сбывают на чёрном рынке. Несмотря на это, поиск клада законодательно не запрещен.

Некоторые кладоискатели обследуют выселенные дома в городах («домушники», «чердачники», «подпольщики») или различные подземелья («диггеры»), другие ищут утерянные предметы на пляжах («пляжники»). Ещё одно направление занимается подводным поиском («дайверы»).

Трофейщики

Трофейщики («боевики», «чёрные следопыты», «диггеры») занимаются поиском на местах боёв, преимущественно Великой Отечественной войны. Название «чёрные следопыты» закрепилось за этими поисковиками ещё в советское время. Его использовали в прессе как противопоставление «красным следопытам» — школьникам, вовлечённым в военно-патриотическую поисковую работу. В наше время обыгрывается противопоставление с «красными копателями» — официальными поисковиками. Деятельность трофейщиков приняла массовый характер сразу после присоединения к РСФСР Кёнигсберга, где ими, кроме прочего, осуществлялся поиск захоронок (тайников) выселенного немецкого населения и вскрывались с целью ограбления могилы. Основными находками трофейщиков являются: оружие, боеприпасы, взрывчатка, части амуниции, награды, солдатские жетоны и т. п. Некоторые занимаются реставрацией оружия. Часто находки идут в продажу, в том числе оружие и взрывчатка, в которых заинтересован преступный мир. В России создаваемые коллекции оружия зачастую не соответствуют имеющемуся законодательству, поэтому при обнаружении конфискуются. Некоторые копатели («могильщики», «гробокопатели») обирают не только непогребённых солдат, но и раскапывают захоронения в поисках личных вещей и жетонов. Наибольший интерес для них представляют немецкие солдаты («ганс-лежак»), так как сведения о них иногда оплачивает немецкая сторона, а нацистскую атрибутику охотно скупают неонацисты. Извлекается и тяжёлая техника. Один из бывших «черных копателей», занимавшихся именно военной археологией в период с 2002 по 2008 годы, написал о своей бурной деятельности книгу. Не пытаясь оправдать себя и своё увлечение, он довольно правдиво в биографической манере рассказывает о своих первоначальных мотивах, о географии раскопок на местах боёв и об изменении своего мировоззрения по мере знакомства с «эхом войны».

Изъятие из мест боев Великой Отечественной войны личных подписных вещей и смертных медальонов погибших бойцов делает практически невозможным в дальнейшем идентификацию погибших.

Архивщики

Они не обязательно сами участвуют в раскопках, но, занимаясь поиском по печатным и архивным источникам, снабжают информацией все остальные категории.

Вред

Чёрные копатели наносят вред памятникам археологии — в первую очередь тем, что стирают контекст, в котором была найдена вещь.

История и состояние проблемы

Практика, подобная развёрнутой чёрными копателями, существовала почти во все времена и по всему миру. В старой России этим промышляли так называемые «бугровщики», то есть те, кто раскапывает курганы. В Египте подобным «делом» занималось население целых деревень, передавая «ремесло» из поколения в поколение.

Гробокопатели особенно активизируются в периоды политической нестабильности, но и благополучные страны имеют эту проблему (англ. Разграбление могил, Ночные ястребы). В годы Второй мировой войны и в послевоенный период в поисках золота и драгоценностей польские крестьяне выкапывали останки евреев из братских могил на территории бывшего концентрационного лагеря Треблинка. Историк Ян Гросс утверждает, что «мародерство в годы Второй мировой войны носило в Польше массовый характер». В Латинской Америке, например, в настоящее время орудуют «уакерос» — грабители могил (исп. huaqueo).

В СССР эпизодически раскапывались памятники жителями близлежащих селений (зачастую после участия их в археологических экспедициях). Иногда применяли и землеройную технику. Провоцировать на эту деятельность их могли и заезжие коллекционеры. Но в начале 90-х годов нелегальные раскопки начали носить массовый характер. В России и на Украине в год сейчас уничтожается более 1000 памятников древности. По мнению Е. В. Ярового, такое положение дел грозит России потерей в ближайшие 10 лет основной части своего археологического достояния.

Уничтожение археологических памятников наносит ущерб культурному наследию, лишая науку возможности восстановить многие страницы истории.

Против деятельности чёрных копателей и сбытчиков металлоискателей в России выступают некоторые археологи, историки и иные обеспокоенные граждане. В некоторых[каких?] странах Европы продажа металлоискателей запрещена, а в отдельных странах бывшего СССР (Литва, Молдова, Украина) запрещено без специального разрешения использовать металлоискатели при организации научно-археологических исследований.

Представленность в медиапространстве

Сообщество копателей содержит десятки форумов в Интернете, являющиеся фактически штабами движения, где открыто сбиваются группы для очередной вылазки, предлагаются кладоискательские туры. Причём часто речь идёт о средневековых и даже неолитических памятниках. Результаты набегов выкладываются на форумах в виде фотографий, видеофильмов, рассказов. Также выходят печатные издания (газеты, журналы, художественные произведения), популяризирующие деятельность черных копателей.

Деятельность чёрных копателей показана в фильме «Мы из будущего».