Антисоветское восстание сарбазов 1930 года

13.05.2021


Восстание казахских шаруа против кампании Советской власти по насильственной сплошной коллективизации, конфискации имущества и налоговой политики, охватившее обширные территории Актюбинского, Кустанайского и Кызыл-Ординского округов Казакской АССР. Это выступление известно в исторических документах как «Восстание сарбазов (Сарбаздар көтерілісі)», так как большинство восставших и руководителей были участниками Среднеазиатского восстания 1916 года против Российской империи (сарбазами Иргизского восстания 1916 года и восстания в тургайских степях 1916—1917 годов по руководством Абдугаппара Жанбосынова и Амангельды Иманова). В отдельных источниках это восстание делят на «Иргизское восстание 1930 года» и «Кармакшынское (Каракумское или Кзыл-Ординское) восстание 1930 года».

Предпосылки восстания

В ноябре 1929 года пленум ЦК ВКП (б) обсудил вопросы развития колхозного движения и принятие мер по улучшению перестройки сельского хозяйства.

В декабре 1929 года Пленум ЦК Компартии Казахстана обсудил пути выполнения Пленума ЦК ВКП (б) и постановили, что необходимым условием коллективизации является переход кочевников к оседлому образу жизни. Таким образом, «революционное рвение» коммунистов Казахстана под руководством Ф. Голощекина намного опередили Москву, где официальный указ, подписывающий постоянное расселение кочевых племен на территории РСФСР был принят лишь 6 сентября 1930 года.

ЦК Компартии Казахстана постановил, что из 566 тысяч кочевых и полукочевых хозяйств к январю 1930 года к оседлости должны были перейти 544 тысячи. При этом подчеркивалось, что население Казахстана на оседлость переводить надо насильно.

А после Постановления ЦК ВКП(б) от 5 января 1930 года «О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству» и секретного Постановления политбюро ЦК ВКП(б) от 30 января 1930 год «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации» подобные нечеловеческие директивы получили и политическое и юридическое обоснование.

Местные комитеты, ринулись рьяно выполнять спущенные сверху директивы. Так как весь комплекс политико-идеологических директив нацеливал на гонку за рекордными показателями, нежели на разумные темпы. Районы и округа Республики соревновались друг с другом, в напыщенности побед с «колхозного фронта». Если в 1928 году в Казахстане было коллективизировано 2 % всех хозяйств, то уже на 1 апреля 1930 года — 50,5 %, а к октябрю 1931 года — около 65 %. А уже к началу осени 1931 года в Республике насчитывалось 78 районов (из 122), где коллективизацией было охвачено 70 % — 100 % дворов.

Повсеместный характер приняли нарушение принципа добровольности вступление в колхозы. Своего рода предтечей репрессий стали сельскохозяйственные заготовки и налоги. Кроме того применялись и иные «воспитательные» меры. Так только по трем округам (Акмолинскому, Петропавловскому и Семипалатинскому) были осуждены 34120 человек и привлечены к административной ответственности 22307 хозяйств. Кроме того, взыскано штрафов и изъято имущества более чем на 23 млн рублей, конфисковано скота — 53,4 тысяч голов, хлебных запасов — 631 тысяч пудов, различных строений — 258 единиц. В ходе проведения политики «раскулачивания» более 60 тысяч хозяйств были объявлены байскими, и их имущество подвергалось конфискации; более 40 тысяч человек было раскулачено, а остальные скрылись, бросив своё имущество.

Начало восстания

Начало восстания датируется 25 февралем 1930 года. Восстание с самого начало имело массовый характер, так как уже в докладной в ПП ОГПУ г. Алма-Аты старшего представителя Военного округа Волохова от 25.02.30 г. указаны населённые пункты на обширной территории Иргизкого района Актюбинского округа и Джетыгаринского (Жетикаринского) района Кустанайского округа. В том же документе Волохов докладывает о руководителях восставших: аул № 22 — хазирет (хазрат) Исатай, аул № 25 — хазирет Ухатай, аул № 5 — хазирет Айтбай, аул № 26 — Айжаркын хан, аул № 8 — Сандыбек Каражанов, в ауле № 10 и 11 руководители не известны (в документе фамилии людей, кроме одного человека не указаны). Всюду «бандиты» (восставшие — сарбазы) — громили сельсоветы, уничтожали документацию, срывали продзаготовки, распускали колхозы, произвели арест 10 представителей власти. Так же в документе указано место основного скопления восставших на юге Джетыгаринского района Кустанайского округа в местности Каратабан.

По докладной Волохова видно, что Айжаркына Канаева называют ханом, значит, он был уже выбран восставшими в качестве хана. 75-летний Канаев А. был самой авторитетной личностью среди сарбазов. Он уже выбирался ханом Кенжегаринской волости Иргизского уезда во время Иргизского восстания 1916 года и был ближайшим соратником общего хана Абдугаппара Жанбосынова — руководителя восстания в степях Тургая в период 1916—1917 годов. Или возможен другой вариант — Канаева с 1916 года в народе уважительно продолжали именовать — Айжаркын ханом. Так или иначе, Айжаркына Канаева теперь выбирают общим ханом — руководить, созданными отрядами сарбазов.

Схема руководства восставших была аналогична структуре Торгайского восстания 1916 года, так как большинство предводителей были активными участниками восстания 1916 года. Хан имел советников — визирей и руководил Кенесом (Советом). В руководство повстанцев входили Абдибек Сегизбаев [4], Кайып (Каип) Баймуратов [5], Тлеп Жаналин [6], Суингали(Суюнуалы) Саметов [7], Кайырлы Мырзабеков, Мешитбай Канаев [8], Абдолла(Абдулла) Кенжетаев [9], Дошан(Дощан) Бастауов [10], Урмагамбет(Ирмагамбет) Кудайсугиров [11] , Нургали Мынбаев(Минбаев [12]), Махмуд Айнекбаев(Айнекебаев Махмут [13]).

Сардарбеком (военачальником) был выбран Мукантай Саметов. Содержатель мечети в местности Карасу, хазрет, окончивший в свое время духовную школу в Бухаре, который по документам ОГПУ был в прошлом советником бухарского эмира Сейид Алим-хана.

Повсеместно в местностях, охваченных восстанием, на сходках повстанцев выбирались из авторитетных людей, главы — ханы и сардары (командиры отрядов), так в Иргизском районе у озера Челкар-Тенгиз ханом был избран Томенбай Татенулы, советником Исатай Сатыбалдин, сардарбеком был выбран Сыдык Айменов.

Согласно оперразведсводки ОГПУ от 7 марта 1930 г. Хухарева:

  • 4 марта 1930 года отряд повстанцев численностью 3500 человек прибыл со стороны севера в п. Иргиз, развертывая движение по охвату в кольцо районный центр. Были направлены 2 группы разведчиков-коммунистов, которые были перехвачены повстанцами. Отрядом восставших командовал мулла Саматов (упоминается как бывший советник бухарского эмира);
  • в аулах №5 и №6 Иргизского района (находящиеся, в 35 верстах восточнее п. Иргиза) появился отряд повстанцев в количестве 500 человек под командованием Аижаркина (Айжаркына Канаева) и Мухана Хазрета (Мукантай Саматов?). По тексту сводки не понятно то же отряд или другой.
  • Из г. Челкар в п. Иргиз прибыл коммунистический отряд в количестве 40 человек
  • 8 марта 1930г. из г. Челкар в п. Иргиз отбывает отряд в количестве 70 человек под командованием окрвоенкома Озимина (Михаил Иванович, В 1921 г. окончил высшую военную школу в г. Омск), с полномочиями принять общее военное командование всеми силами в Иргизе.
  • В ауле №4 Иргизского района была создана банда в количестве 40 человек, которая быстро увеличилась до 150 человек. 1 марта 1930 года в этом ауле состоялся сход повстанцев и жителей аула, где был избран ханом мулла аула № 25 Иргизского района (фамилия не установлена). Банда имеет намерение захватить п. Карабутак.
  • Исходя из-за угрозы захвата п. Карабутак, был отправлен отряд из 20 коммунаров под командованием Симонова в район озера Бел-Копа. Вслед за Симоновым 8 марта будет направлен комотряд из 30 бойцов под командованием Мельникова.
  • По сообщению Оренбургского окружного отдела ОГПУ, со стороны Иргизского района по направлению аулов №3 и 5 Домбаровского района и к селу Можаровку Орского района Оренбургского округа движется банда численностью от 300 до 1500 человек. На встречу в разведку был выслан отряд милиции. Кроме этого создан резервный отряд численностью 50-70 человек. «Документы Актюбинского Областного Историко-Краеведческого Музея, оцифрованных сайтом "История Актюбинской области"»


В марте 1930 года на территории Кармакчинского района в местности Карабогет на общем сходе крестьян аулов № 1, 2 и 3,заселенных, в основном, жителями рода Алтын, выступил мулла Жумагазы Баимбетов (Байимбетов) с антисоветской речью и призвал откочевать в Каракумы для открытого вооруженного восстания. После этого выступления Жумагазы Баимбетова организовался отряд численностью до 500 человек и 700 семьей откочевали в Каракумы, где 17 марта восставшие избрали его ханом Кармакчинского района. К ним примкнули новые группы восставших во главе с Баимагамбетом Талканбаевым, Кенжебаем Тыныштыковым и Тлеугали Ахметовым. В Каракумах кроме отряда Баимбетова действовали и отряды Прмаганбета Лаубаева и братьев Караевых — Нурхана и Жумаша ). Общая численность сарбазов насчитывалось около 2000 человек, из которых были вооружены только 300.

В марте 1930 года началась восстание в Казалинском районе под предводительством ишана Акмырзы Тосова, избранный ханом Казалинского района .

Создано по крайне мере 6 отрядов повстанцев, которыми командуют Ж. Баимбетов, М. Саматов, С. Исатай, А. Тосов, Нурлыбаев, Лаубаев и Кабланов (так были указаны в документах ОГПУ). В настоящее время известны полные имена руководителей Айжаркын Канаев, Жумагазы Баимбетов, Мукантай Саматов, Исатай Сатыбалдин, Акмырза Тосов (Тосулы), Пирмагамбет Лаубаев, Жумаш Кабланов.

В Сыр-Дарьинском округе Мукантай Саматов «декретировал» мобилизацию мужского населения от 16 до 60 лет.

Согласно оперативным справкам СОУ ОГПУ от 15 марта 1930 г. численность участников выступления в Джетыгаринском районе Кустанайского округа, охватившее также часть Актюбинского округа составила около 1500 человек..

Кроме того, необходимо подчеркнуть, что выступление сарбазов не носило националистического характера, так как в нем участвовали и русские, вместе вели борьбу «против колонизаторской политики русских большевиков». В докладе КРО ОГПУ «Предварительные итоги оперативной работы органов ОГПУ по борьбе с контрреволюцией в деревне с 1 января по 15 апреля 1930 г.» указано:

«В целом ряде районов (Казахская] ССР, Сибирь, Урал, ДВК, СКК) мы имели факты блока национальной (восточной) к[онтр]р[еволюции] с русской (преимущественно казачьей) контрреволюцией. Это тем более характерно, если учесть то обстоятельство, что национал-контрики вместе с русским контриком идет на борьбу „против колонизаторской политики русских большевиков“. В ряде восстаний и банд (руководимых к/р организациями) участвуют в тесном содружестве алтайцы и русские казаки (Ойратия), буряты [и] русские казаки (Бур[ят]-Монголия и ДВК), русские казаки и казахи-националы (Казахская] ССР). Местами русские казаки руководят восстаниями и бандами националов и наоборот (Ойратия — Бочкаревы, Ташкинов; каракумские повстанцы Казахстана: Мухор-Шибир и Чита).»

В дополнении к оперсводке № 7 СОУ ОГПУ о ходе «ликвидации контрреволюционных кулацко-белогвардейских и бандитских элементов» за период с 5 по 10 марта 1930 г. указано, что восставшие действует четырьмя группами различной численности с задачами захвата центра Джетыгаринского района — Джайлыма, Джетыгаринских золотых приисков (группа в 300 чел.), районный центр Карабутак и г. Иргиза (группа численностью до 600 чел.). Телеграфное сообщение Тургай—Иргиз и Иргиз—Челкар прервано. В ряде мест восставшими разграблены кооперативы и сельсоветы. По пути следования в районе озера Челкар-Тенгиз восставшие захватили транспорт меди Карсак-Наевского завода.

Масштабы этого восстания были так обширны, что власть бросила на его подавление значительные силы.

В подавлении восстания участвовали подразделения 8-й Туркестанской кавалерийской бригады (дивизии): курсанты полковой школы 43-го кавалерийского полка, 44-й кавалерийский полк, 45-й кавалерийский полк, 38-й конно-артиллерийский дивизион. А также 62-й отдельный дивизион войск ОГПУ. Все эти части имели огромный опыт борьбы с басмачами.

В документах ОГПУ встречаются следующие фамилии командиров и численность военнослужащих:

  • Райком г. Орск сформировал и направил сводный коммунистический отряд численностью 19 человек с 2 ручными пулеметами, подкрепленный 40 сотрудниками милиции г. Оренбурга.
  • Из гарнизона г. Актюбинска были отправлены отряды под командованием Симонова (20 бойцов) и Мельникова (30 бойцов).«Документы Актюбинского Областного Историко-Краеведческого Музея, оцифрованных сайтом "История Актюбинской области"»
  • Конный отряд из 65 человек под командованием Малика и Шафранека.
  • Конный отряд из 60 человек под командованием Филиппова.
  • Конный отряд из 90 курсантов полковой школы с 3 станковыми пулеметами под командованием Сидельникова.
  • Казахский национальный эскадрон из 120 человек с 3 станковыми пулеметами под командованием Акаева.
  • Конный отряд из 43 человек под командованием Петина
  • Конный отряд из 70 человек под командованием окрвоенкома Озимина М. И.
  • Конный отряд под командованием Гущина.
  • Подразделения 62-ого отдельного дивизиона войск ОГПУ под командованием Подобина, Пухтеева, Симонова, Новикова, Пуйкан (120 человек), Хухарева, Цуканова.

Хроника боевых столкновений правительственных войск с повстанцами

С самого начала восстания повстанцы использовали методы партизанской борьбы с применением боевого опыта, накопленного в ходе восстания 1916—1917 г. и гражданской войны. А именно, воевать небольшими мобильными (конными) группами (отрядами), которые при необходимости могут объединиться и действуют сообща. При неблагоприятном стечении обстоятельств, вновь дробились, пытались уйти от удара и собирались вновь в ранее определённом месте.

В составе повстанческих отрядов организуются группы отличных стрелков - «мергенов», вооруженных лучшим оружием и хорошо снабженных патронами. Эти стрелки получают специальные задачи по уничтожению командного состава правительственных войск, а также используются в качестве арьергарда.

Основной проблемой восставших было отсутствия оружия и боеприпасов, что и впоследствии, отразится на поражении с огромными потерями среди сарбаз.

Окончание Иргизского восстания

Необходимо отметить факт, что Советская власть впервые в своей истории вела мирные переговоры с мятежниками, следующие переговоры властей с делегацией восставших были 1962 году при Новочеркасском восстании.

В Каракумы прибыла правительственная комиссия во главе с А. Жангельдиным, в составе комиссии были И. Мусрепов, С. Сейфуллин, А. Жусипов, Тыскаев. Выбор правительства Казахстана кандидатуры А.Жангельдина на председателя комиссии не случаен, так как он пользовался уважением сарбазов и был лично знаком со многими еще по восстанию 1916 года в качестве комиссара у А. Иманова.

Со стороны восставших переговоры вел Совет из 6 человек (Торекешев, Ж. Байимбетов, Досжан Караев , А. Айменов и др.). По другим данным Совет состоял из 3 человек - Ж. Баймбетова, Д. Караева и А. Айменова.

Они выдвинули следующие требования:

  • Возвращение незаконно конфискованного у середняков скота.
  • Свобода совести, возвращение мечетей и невмешательство властей в дела верующих.
  • Издание декрета о запрещении конфискации и безусловное выполнение его властями.
  • Прекращение насильственной коллективизации.
  • Прекращение искусственного обострения в ауле «классовой борьбы», все внутриаульные дела должны решаться не «уполномоченными», а общим собранием.
  • Установление суммы налога в соответствии с количеством скота, прекращение практики взимания хлебного налога со скотоводов.
  • Образование из повстанческих аулов особого административного района в Каракумах.
  • Под этими условиями поставил за Совет повстанцев свою подпись Торекешев . При выполнении этих условий повстанцы соглашались сложить оружие. Со своей стороны, А. Жангельдин пообещал амнистию всем участникам движения. 30 апреля 1930 года подписано соглашение между правительственной комиссией А. Джангельдина и руководством восставших казахов-сарбазов.

    Но правительство во главе с Ф. Голощекиным свело на нет подписанное соглашение и не сдержало своего обещания. После того, как 3 мая 1930 года все повстанцы сложили оружие (была изъята 31 огнестрельная единица — или 17 винтовок, 12 дробовиков, 2 берданки), органы ОГПУ 12 мая 1930 года начали аресты руководителей и активных участников восстания.

    Участники выступлений с семьями пытались массово откочевать в Туркмению, Каракалпакию, в Афганистан и даже в Китай. Известен факт добровольной сдачи в Алма-Атинском округе 300 участников восстания в Иргизском районе, сдавшиеся шли с красным знаменем. Аулы были возвращены на прежнее место проживания, где полным ходом шла кампания сплошной коллективизации.

    Новый этап восстания - Кармакшынское (Каракумское или Кзыл-Ординское) восстание

    Кармакшынский округ

    Уцелевшие от разгрома остатки вооруженных повстанцев Иргизского района скрылись в пески Кара-Кум, влились в остатки кармакшынских отрядов повстанцев и подняли новое восстание с числом участников до 4000 человек.

    Август и первая половина сентября 1930 года характеризуются резкой активизацией уцелевших участников мартовских и апрельских выступлений в песках Кара-Кум, Кзылординском и Алма-атинском округах. Вновь организованы два крупных вооруженных выступления повстанцев. Лозунги повстанцев: «Лучше умереть, чем переносить притеснения и обманы власти». «Воевать с большевиками до последней капли крови». «Ни фунта хлеба государству».

    Командует отрядом восставших Кожбан Жубанов (каз. Қожбан Жұбанов ) (1872—1931)[14], избранный ханом. В результате агитации из Челкарского, Карабутакского и Иргизского районов Актюбинского округа начались массовые откочевки казахов на присоединение к отряду Жубанова. Откочевкой 60 хозяйств из аула № 24 Челкарского района руководил аткаменер Аимагамбетов Канжобай, один из руководителей Иргизского выступления Саметова. (орфография имени и фамилии Оперразведсводки сохранены)

    В результате войсковых ударов отряд Кожбана Жубанова, не принимая боя, группами стала уходить в северном, восточном и южном направлениях. Большая часть повстанцев отходит на юго-восток. Сам Кожбан Жубанов с 50 мергенами держит направление на Карсакпай (320 км северо-восточнее Кзыл-Орды) и далее на юго-восток в голодную степь Бедпак-Дала.

    8 сентября 1930 года в местности Аман-Кум (30 км северо-западнее Ак-Чилика, что 65 км юго-западнее оз. Чубар-Тенгиз) взяты в плен 15 человек, в том числе 2 «ханских» советника. В местности Мын-Булак (120 км южнее оз. Чубар-Тенгиз) захвачена после перестрелки группа восставших из 50 человек. Отобраны 4 трехлинейные винтовки, 1 берданка, 1 шашка, 80 винтовочных патронов, порох, мануфактура и продукты. Кроме того, арестовано 25 человек, в том числе 2 советника «хана» и 3 мергена.

    Однако Жубанову с несколькими мергенами удалось уйти от преследователей на восток, в направлении пустыни Бедпак-Дала. Для преследования и захвата Жубанова выделен отряд в 25 сабель. По агентурным данным, часть мергенов Жубанова скрылась в местность Кош-Бармак (40 км северо-западнее оз. Чубар-Тенгиз). В Карсакпае, Иргизе и по линии железной дороги Аральское море - Кзыл-Орда организованы заслоны из опергрупп и коммунистических отрядов.

    Казалинский округ

    В Архиве Президента Республики Казахстан хранится донесение начальника Казалинского районного отдела НКВД следующего содержания: «...После того, как была разгромлена банда Акмурзы, в августе 1930 года против мероприятий партии и правительства по хлебоуборке и сдаче хлеба государству выступила банда, организованная баем Акжаном Акмамбетом, выходцем из рода Асан. Впоследствии восстание банды стало называться по имени рода – Асановским бандитским восстанием. В подавлении как банды Акмурзы, так и «Асан» участвовали части регулярных войск Красной Армии, а руководители этих банд были пойманы и репрессированы органами ОГПУ НКВД, однако часть их сумела скрыться и эмигрировать в Афганистан»..

    30 августа 1930 года в аулах №№ 22 и 23 (40 км западнее г. Казалинска) на почве перегибов в области хлебозаготовок (последующей проверкой установлено, что в этом районе план хлебозаготовок по сравнению с урожайностью был преувеличен на 90000 пудов) под руководством Колумбетова и Буташева и ишана Ябдужали организовался отряд численностью до 400 человек, вооруженных 50 охотничьими ружьями, 5 винтовками, 2 револьверами и самодельным холодным оружием. (орфография фамилий и имен Оперразведсводки сохранены)

    Некоторые председатели аулсоветов и местные советские работники встали на сторону повстанцев, так секретарь ячейки ВЛКСМ аула № 22 Абдрахманов был одним из активных организаторов восставших. В результате агитации повстанцев жители аула № 25 в количестве 60 хозяйств присоединились к восстанию. Численность повстанцев к 8 сентября 1930 года достигла 1500 человек.

    В отряд Колумбетова из Кара-Кум прибывают мелкие группы повстанцев разбитого отряда Кожбана Жубанова.

    В операции по ликвидации повстанческого выступления участвуют:

    • Казахский национальный кавалерийский эскадрон — 100 сабель, 4 пулемета;
    • Отряд стрелковой охраны ПС 40 штыков, 1 пулемет;
    • Коммунистические отряды — 231 штык;
    • Бронеплощадок — 2.

    Всего: 271 штык, 100 сабель, 5 пулеметов, 2 бронеплощадки. Кроме того, вдоль берегов островов Узун-Каир, Кара-Телень и Кара-Чаган крейсируют 2 моторные лодки с экипажем в 40 бойцов с пулеметами.

    Для разъяснительной политической работы в аулы округа направлено 400 партработников.

    4 сентября 1930 года отряд ОГПУ был атакован отрядом повстанцев в 500 всадников. Атака была отбита. Бандиты потеряли 10 убитыми. Со стороны правительственных частей потерь нет.

    Утром 6 сентября 1930 года в местности Чункур-Куль отряд ОГПУ имел бой с отрядом восставших численностью около 1000 всадников. Сарбазы вели интенсивное наступление, но были вынуждены отступить. Вечером того же дня повстанцы вновь пытались атаковать правительственные части, но огнём были отброшены в урочище Шахта-Купыр. В первом бою сарбазы потеряли 40 убитыми, 14 ранеными и 7 пленными; во втором бою — 6 убитыми и 1 пленного. Потери ОГПУ — один раненый красноармеец. Захвачено 17 лошадей, 4 охотничьих ружья, револьвер.

    10 ноября 1930 года агентурной разведкой ОГПУ в районе горы Нура (170 км восточнее г. Иргиза) обнаружена отряд Жубанова численностью 30 человек, вооруженная винтовками.

    Для ликвидации отряда сарбазов брошены:

    • из Тургая коммунистический отряд — 25 бойцов;
    • отряд ОГПУ — 35 бойцов..

    В 8 декабря 1930 года в местности Кожебай произойдет еще одно боевое столкновение, и восстание будет окончательно подавлено.

    Итоги восстания

    В рассекреченных документах, хранящимся в Архиве ФСБ РФ (ЦА ФСБ РФ. Ф2 оп.8 д.329, л. 198—212) в докладной записке Особого отдела ОГПУ о проведении изъятию и выселения кулаков от 17 ноября 1930 года (совершенно секретно) указано число участников восстаний: Созакского (Кзыл-Ординский округ) — 2000 человек, Иргизского (Кустанайский и Актюбинский округи) — 2500 человек, Кзыл-Ординского (под руководством Джумагази) — 4500 человек.

    Точного количество убитых повстанцев, в ходе подавления восстания неизвестно, кроме того были и немалые жертвы среди мирного населения::

    «Безоружные крестьяне, выражавшие протест произволу и бесчинству часто становились жертвами войсковых отрядов. Так во время подавления Иргизского и Каракумского восстания (восточный регион Приаралья) в 1930 г. Только в одном случае эскадроном 8-кавдивизии, дислоцированной в Оренбурге, было расстреляно и зарублено 250 человек. Оказалось, что это безоружные крестьяне, вынужденные бежать от бесчинств и произвола властей и передвигавшиеся со своим скарбом и небольшим количеством уцелевшего скота. Командир эскадрона Рязанов никакого наказания не понес. Лишь его сослуживцы морально осудили его поступок. Причем в документе указаны фамилии всех расстрелянных. Таких примеров можно привести множество.»

    Для наказания восставших, будет создано при ОГПУ «тройка», которая приговорит:

    участников Иргизского восстания

    • 12 человек к смертной казни;
    • 13 человек к различным срокам и ссылкам;
    • 163 человека были привлечены к различным штрафам.

    участников Каракумского восстания

    • 175 человек к смертной казни;
    • 172 человек были осуждены и отправлены в исправительно-трудовые лагеря на срок от двух до десяти лет, многие были высланы в Восточную Сибирь..

    участников Асанского восстания

    • 10 человек к смертной казни;
    • 28 человек были осуждены и отправлены в исправительно-трудовые лагеря;
    • 16 человек в ссылку.

    Вопросы, исследования, версии и теории

    Необходимо отметить тот факт, что со сих пор нет должного изучения в историческом плане восстания сарбазов в прочем, как и других восстаний в Казахстане, ведь за период с 1929 года по 1932 года только в Казахстане было 372 восстания.

    Историк Талас Омарбеков в 1991 году произвел документальное изучение в архивах КНБ РК фактов Иргизкого восстания, но Кармакшынское (оно же Каракумское или Кзыл-Ординское) восстание не было достаточно освещена, кроме того новые исследования кинорежиссёра Еркина Ракышева говорят, что необходимо также изучить документы в архивах ФСБ РФ.

    Ждут своих исследователей следующие вопросы:

    • Была ли какая-либо организация или группа лиц, стоящая за восставшими, так как прослеживается определённая организованность, ведь судя по восстанию сарбазов видно, что она вспыхнула одновременно на значительной территории от севера Актюбинской и Кустанайской и до юга Кзыл-Ординской областей?
    • Кто были истинными организаторами этих восстаний?
    • Есть ли взаимосвязь Иргизкого и Кармакшынского восстания в ракурсе родоплеменных отношений казахов, так как в этих выступлениях в основном участвовали казахи рода шомекей?

    Известно, что ОГПУ (НКВД) используя пытки и другие недозволенные приемы следствия, вынудила многих политических, военных и хозяйственных деятелей Казахстана и других республик СССР признать самые нелепые обвинения. Так казахским деятелям предъявлялись обвинения в том, что они «пытались отделить Казахстан от СССР и сделать его протекторатом Японии», являлись агентами «японских и немецких» разведок. Закрытость дел репрессированных, не давала возможность исследователям проанализировать, и понять, где правда, а где выбитые признания в каждом отдельном случае.

    Кинорежиссёр Еркин Ракышев в ходе съемок своих документальных фильмов изучал в архивах ФСБ РФ и КНБ РК документы уголовных дел Т. Рыскулова, С. Кожанова, У. Кулымбетова, Т. Жургенова, Ш. Шонановой. На основании своих исследований выдвигает версию, что в Казахстане действительно существовала казахская националистическая организация и была организатором восстаний в период 1929—1931 годы. Ракышев утверждает, что ответственными за Иргизское восстание был Кулымбетов У., за Каракумское — Жургенов Т., за Созакское — Сейфуллин С. и т. д.

    Вчитываясь в протокол допроса Ходжанова Султанбека (1894–1938 гг.), можно предположить, что организация могла, используя родоплеменные отношения и родственные связи, на малой родине организовать выступления крестьян против Советской власти:

    Вопрос: Расскажите о технике организации восстания в 1930 году?

    Ответ: Практически подготовка к восстанию велась следующим образом: каждый из нас, членов организации, имел большие связи в районах, аулах, кишлаках. Среди этих связей была значительная часть родовых авторитетов. Их мы использовали для поднятия восстания. Например, в Яныкурганском районе, Южно-Казахстанской области, жил известный полуфеодал, родной отец члена нашей организации АРАЛБАЕВА. Отец АРАЛБАЕВА пользовался большим влиянием в ряде районов, прилегающих к Яныкургану. Я и ЕСКАРАЕВ теснейшим образом были связаны с полуфеодалами КУТЫБАРОВЫМИ, которые распространяли своё влияние в Кызыл-Кумах и Кара-Кумах. Подобных связей с врагами Советской власти на местах у каждого из нас насчитывалось очень много. Через этих людей и через мусульманское духовенство мы организовывали восстания.

    — [15] Документ № 155 Протокол допроса С.Х. Ходжанова 31.07.1937

    Из протокола допроса Рыскулова Т.:

    … к примеру, на территории нынешней Актюбинской области работу по организации восстания вел КУЛУМБЕТОВ Узакпай. Он связался с одним из активных членов организации, лично ему преданным, бывшим уполномоченным Наркомата Внешней торговли по Казахстану НАРЕНОВЫМ и другими и передал им наше мнение о необходимости открытого выступления против коллективизации. КУЛУМБЕТОВ и НАРЕНОВ через свои связи среди байско-мульских элементов, враждебно настроенных к советской власти и спровоцировали восстание в ряде районов Актюбинской области. Это восстание приняло большие размеры, оттуда связывались с повстанцами Туркменистана и добивались установления связей с Ираном.

    Аналогичным путём организованы были восстания южных районов Казахстана. В этих восстаниях видную роль должен был играть и играл ЖУРГЕНЕВ Темирбек, работавший тогда в Наркомпросе Узбекистана. ЖУРГЕНЕВ происходил из очень авторитетного байского рода, из семьи крупных баев, в степях Каракума и Кзыл-Кума. Все это было использовано для поднятия восстания. Отец и братья ЖУРГЕНЕВА сами возглавили восстание.

    — [16] Спецсообщение Н. И. Ежова И. В. Сталину с приложением протокола допроса Т. Р. Рыскулова. 5 июля 1937 г.

    На допросе на вопрос следователя, каким образом с безоружными повстанцами вы хотели свергнуть Советскую власть, Рыскулов Т. ответил, что они и не надеялись на победу, и надежда была на то, что массовые выступления населения укажут Центральному Комитету Компартии о ошибочном пути развитии страны.

    Действительно, Кулымбетов У. и Жургенов Т. были с одного рода Шомекей и родились в Иргизском районе. Кулымбетов У. мог действовать через Жаманмурынова Т. (так же из того же рода), которого тот же Ходжанов С. называл руководителем Актюбинского филиала антисоветской организации. У Жургенова Темирбека отец Кара Жургенов и братья Досжан и Косжан действительно проживали в Кармакчинском районе и принимали активное участие в восстании (кроме того Досжан был командиром одного из отрядов повстанцев).

    Историк Талас Омарбеков напрямую указывает на присутствие признака принадлежности к определенному казахскому роду и организацией вооруженного выступления в Казахстане, так он пишет, что Созакско-Сарысуйское восстание (в Сарысуйском районе и смежных с ним аулах Сузакского района проживали казахи родов Алшына) подняли в первую очередь представители рода Тама и других родов Младшего жуза, Иргизского и Кармакшынского — род Шомекей, Асанского — род Асан — Шекты, Адайское — род Адай и т. д..

    Комментарии

  • Именной комментарий Саметов-Айжарин (мулла Сатанов) — кличка «Хан», бывший советник эмира Бухарского, в 1930 г. избран ханом, лидер крупного бандформирования (численностью 500—600 чел.) В январе 1930 г. Саметов был приговорен к лишению свободы за контрреволюционную деятельность, бежал в Джетыгаринский район, где в феврале 1930 г. организовал повстанческий отряд. Общая численность банды достигала 2500 чел. Его членами были выходцы из аулов Киргизского и Джетыгаринского районов, недовольные коллективизацией и раскулачиванием. Саметов действовал в районе Иргиза Кустанайского округа Казахстана. Предпринимал попытки захватить г. Иргиз, установить связь с русскими повстанческими отрядами. 21 марта 1930 г. в ходе боя с отрядом 45 кавалерийского полка РККА в районе Иргиза был захвачен в плен.[1]
  • Именной комментарий Сатыбалдин — мулла, организатор повстанческого отряда (численностью 500 чел.), действовавшего на территории Кустанайского и Оренбургского округов. 17 февраля 1930 г. Сатыбалдин объединил свое вооруженное формирование с бандой Саметова. Сатыбалдин проводил подготовку к наступлению повстанческих сил на г. Иргиз. В результате боя с отрядом 8 кавалерийской дивизии РККА 22 марта 1930 г. формирование Сатыбалдина потеряло 180 чел. убитыми, 26 чел. были взяты в плен. Оставшиеся члены банды отступили в урочище Таун, в ходе дальнейшей операции были обезврежены.[2]
  • Именной комментарий в оперсводке ОГПУ встречается как Джумгази Мулла — руководитель банды (численностью до 500 чел.), организованной в 1930 г. и действовавшей в районе Маюз-Кум и Куюн-Корда Кзыл-Ордынского округа. Банда пополнялась за счет семейств кочевников в Кара-Кумах. В марте 1930 г. мулла Джумгази был избран ханом, пытался объединить все повстанческие отряды, оперировавшие в Кара-Кумах.[3]
  • ↑ Родные братья Т. Жургенова. Данном источнике неправильно указаны имена, на самом деле это Косжан, Досжан
  • ↑ Возможно - Турекешов Аяпберген (1889) Дата рождения: 1889 г. Место рождения: Актюбинская обл., Иргизский район, аул 27 Пол: мужчина Национальность: казах Образование: начальное Место проживания: Актюбинская обл., Иргизский район, аул 27 Где и кем арестован: ОГПУ по Актюбинской области Дата ареста: 23 октября 1930 г. Обвинение: 58, п. 2, 58, п. 8, 58, п. 10, 58, п. 11 УК РСФСР Статья: 58-2, 58-8, 58-10, 58-11 УК РСФСР Приговор: ИТЛ, 5 лет Дата реабилитации: 15 ноября 1989 г. Реабилитирующий орган: Актюбинская облпрокуратура Основания реабилитации: Указ ПВС СССР от 16 января 1989 года Источники данных: БД "Жертвы политического террора в СССР"; Сведения ДКНБ РК по Актюбинской обл.; МВД Республики Казахстан Общество «Мемориал»
  • ↑ Родной брат Т. Жургенова
  • ↑ Возможно Аяпберген - родной брат Сыдыка Айменова