Шахматная горячка

08.08.2021


«Шахматная горячка» — советский немой комедийный художественный фильм, снятый режиссёрами Всеволодом Пудовкиным и Николаем Шпиковским в 1925 году, по сценарию последнего. Пудовкин по окончании учёбы в филиале Школы кинематографии Льва Кулешова работал на киностудии «Межрабпом-Русь» в качестве актёра и режиссёра. В этот период он воспринял многие идеи мастерской Кулешова, нашедших отражение в фильме «Шахматная горячка». Он стал дебютным в фильмографии Пудовкина в качестве режиссёра, а также единственным в его фильмографии в жанре комедии.

В качестве участников фильма были задействованы зарубежные и советские шахматисты Первого московского международного шахматного турнира, проходившего в конце 1925 года. Заметная роль досталась кубинскому шахматисту Хосе Раулю Капабланке — сильнейшему игроку 1910—1930-х годов, действующему чемпиону мира. В «Шахматной горячке» в эпизодических ролях появились несколько видных советских режиссёров и деятелей кино. Высказывалось предположение, что в качестве статиста в картине мог быть задействован писатель Владимир Набоков, подрабатывающий подобным родом в свой берлинский период жизни. Однако это мнение отвергается другими исследователями, как несостоятельной. Кроме того, литературоведами предполагается, что эта советская комедия нашла отражение и в творчестве писателя, в частности, в романе «Защита Лужина».

Фильм вышел на экраны 21 декабря 1925 года и пользовался большим успехом у зрителей. Критика встретила его неоднозначно, отмечая, что это всего лишь незамысловатая комедия, на которой сказалось влияние школы Кулешова. Были высказаны и более сбалансированные точки зрения относительно его художественных особенностей. Фильм способствовал росту популярности шахмат в СССР и появлению специфической моды.

Сюжет

Действие фильма происходит в 1925 году в Москве, в дни международного шахматного турнира. Весь город сотрясает шахматная лихорадка, что сказывается на общественной жизни и судьбах отдельных людей. Молодой человек (Владимир Фогель) настолько увлечён шахматами, что пропускает свидание со своей невестой (Анна Земцова), в связи с чем у них происходит ссора. Гротеск проявляется в поведении и во внешнем облике главного героя: носки, галстук, кепка, носовой платок, шарф — всё в шахматную клетку. На фоне размолвки герой хочет утопиться, а его девушка отравиться, но это у них не получается. В дело вмешивается тогдашний чемпион мира по шахматам — Капабланка, который спасает пару от, казалось бы, неминуемого разрыва. Познакомившись случайно с девушкой на улице, он отводит её на турнир, где она неожиданно для себя сильно увлекается шахматами. Её жених находит её там, и кроме любви у них появляется ещё одна общая страсть — шахматы.

Над фильмом работали

Актёрский состав

Съёмочная группа

  • режиссёр: Всеволод Пудовкин и Николай Шпиковский
  • сценарий: Николай Шпиковский
  • оператор: Анатолий Головня
  • помощник режиссёра: Борис Свешников

Технические данные

  • Художественный фильм, чёрно-белый, немой.
  • Продолжительность: 19 минут
  • Метраж — 400 м
  • Издание на DVD (США): Входит в DVD Three Complete Classics of the Soviet Avant-Garde («Chess Fever»). Издатель: Kino International Corporation, Нью-Йорк, США, 2003 (с английскими субтитрами).
  • Английский перевод осуществлён Kino International Corporation, 1991 год.

Создание

Предыстория

Всеволод Пудовкин

С 1923 по 1925 год Всеволод Пудовкин обучался в филиале Школы кинематографии Льва Кулешова вместе с Борисом Барнетом, Владимиром Фогелем, Сергеем Комаровым и другими кинематографистами. Пудовкин позже вспоминал о своей деятельности в этот период следующим образом: «Я писал сценарии, рисовал эскизы, строил декорации, играл маленькие и большие актёрские роли, выполнял административные поручения, ставил отдельные сцены и, наконец, монтировал». В это время он также познакомился со своей будущей женой — Анной Земцовой (1893—1966), которая убедила его переменить работу и приступить к самостоятельной режиссёрской деятельности. В 1924 году будущий классик советского кино исполнил роль главного антагониста — авантюриста Жбана в популярной комедии Кулешова «Необычайные приключения мистера Веста в стране большевиков», где также снялись и другие члены Коллектива. По окончании учёбы работал на киностудии «Межрабпом-Русь» в качестве актёра и режиссёра. В этот период Пудовкин находился под влиянием идей и методов мастерской Кулешова, которым он следовал в фильме «Шахматная горячка», ставшего дебютным в фильмографии Пудовкина в качестве режиссёра. По словам киноведа Николая Иезуитова и биографа Пудовкина, в тот период принципы школы Кулешова прочно «засели в его художественной памяти»: «В конце 1925 года он между делом поставил короткометражный фильм „Шахматная горячка“, который, содержа немногое от его новых творческих исканий, явился последней данью учителю». Комедия была поставлена Пудовкиным совместно с Николаем Шпиковским, ставшего также и сценаристом.

Создание

Внимание журналиста Шпиковского привлёк нашумевший Первый московский международный шахматный турнир, проходивший с 10 ноября по 8 декабря в «Фонтанном зале» 2-го Дома Советов (ныне гостиница «Метрополь»), события вокруг которого он решил положить в основу будущего фильма. Это шахматное событие освещалось в советской и зарубежной прессе, вызвав широкую заинтересованность в СССР. «„Выдающийся турнир“, „исторический“, „небывалый“ — вот лестные эпитеты, которыми от многих награждён Международный Шахматный Турнир в столице Советов», — писал советский шахматист Николай Григорьев в брошюре посвящённой соревнованиям, вышедшей сразу по его окончанию. Советский киновед Ростислав Юренев, в своей работе посвящённой советской кинокомедии писал, что обращение Шпиковского к этому жанру было не первым. Он указывал на то, что сценарист «Шахматной горячки» до этого написал примечательную статью «Фильма-смеха-возбудитель», опубликованную 24 июня 1924 года в «Киногазете». Это была «едва ли не первая теоретическая статья о кинокомедии в советской прессе», — подчёркивал Юренев. По его словам, шахматная «эпидемия» вызванная международным турниром, побудила «молодого журналиста» Шпиковского использовать именно эту тематику в качестве своей первой режиссёрской работы.

Оператором фильма был назначен Анатолий Головня, с которым режиссёр познакомился на съёмках картины «Луч смерти» (1925), поставленной по сценарию Пудовкина, который также выступил совместно с Кулешовым в качестве режиссёра. Впоследствии между Головней и Пудовкиным сложились хорошие отношения и они проработали вместе на протяжении практически всей творческой карьеры режиссёра.

Режиссёрские и операторские решения построены на повальном увлечении москвичей шахматами, всевозможными отсылками на которые переполнен фильм. Записи игроков за досками были осуществлены во время московского турнира. В качестве участников фильма были задействованы многие известные зарубежные и советские шахматисты того времени: Карлос Торре Репетто, Рудольф Шпильманн, Фрэнк Джеймс Маршалл, Рихард Рети, Эрнст Грюнфельд, Фредерик Йейтс, Александр Ильин-Женевский, Фёдор Дуз-Хотимирский. Самая значительна роль из участников турнира досталась кубинскому шахматисту Хосе Раулю Капабланке — одному из сильнейших игроков в 1910— 1930-х годах, действующему чемпиону мира. В титрах Капабланка обозначен как «чемпион мира», а его коллеги-шахматисты — «маэстро». Картина была построена на соединении документальных кадров отснятых во время турнира и игровых сцен, поставленных в комедийном духе. В главной роли увлечённого шахматиста выступил Владимир Фогель, а его партнёршей стала Анна Земцова. Она также сыграла роль курсистки-революционерки Анны в знаменитом фильме своего мужа — «Мать», а затем перестала сниматься. В «Шахматной горячке» также снимались такие видные режиссёры и деятели кино как Юлий Райзман, Яков Протазанов, Борис Барнет, Фёдор Оцеп, Михаил Жаров. Фильм был отснят в сжатые сроки — за две недели.

Набоков и «Шахматная горячка»

Согласно исследованию немецкого киноведа Керстена Шумахера, большинство сцен картины было отснято в переоборудованном амбаре, расположенном в одном из пригородов Берлина. Выбор в качестве места съёмок немецких павильонов объясняется экономией средств, так как там было значительно дешевле снимать, чем в Москве. В 1924 году в Берлине по инициативе начинающего кинорежиссёра Пудовкина была создана совместная немецко-советская кинокомпания «Деруфа» («Дойче-Русише Филм Альянс»). Одной из первых кинопродукций компании стал короткометражный комедийный фильм «Шахматная горячка». Согласно биографическому исследованию Чарльза Кинбота (Charles Kinbote) «Silvery light», в одной из сцен фильма на несколько секунд появляется Владимир Набоков, вынужденный по финансовым соображениям в 1920-е годы сниматься в качестве статиста в Берлине. Как известно, писатель был очень увлечён шахматами, которые неоднократно появляются на страницах многих его книг. Однако другими исследователями данная версия отвергается, по причине того, что «Шахматная горячка» поставлена на московской студии «Межрабпом-Русь» в 1925 году, а студия русского-немецкая «Деруфа» была основана позднее — в 1927 году.

Приём и критика

Фильм вышел на экраны 21 декабря 1925 года. Он пользовался большим успехом у зрителей, способствовал росту популярности шахмат в СССР и даже появлению специфической моды в одежде. По словам советского и российского шахматиста и шахматного автора Евгения Гика, в то время многие элементы одежды стали украшаться в шахматном стиле, а аксессуары выбирались «под Капабланку»: «Мужчины носили клетчатые кепи, женщины в модной одежде были похожи на шахматные доски. Все обвязывали шею шахматными шарфами, покупали шахматные майки, трусы, носки. Всё, что можно было надеть на себя, модники разбивали на чёрные и белые квадраты».

Ростислав Юренев отмечал как характерный факт то, что многие крупные советские кинорежиссёры начинали своей творческий путь именно с работ в комедийном жанре (Эйзенштейн, Довженко, Роом, Эрмлер, Козинцев, Трауберг, Рошаль и другие). Также по его словам, после дебютов в комедии Эйзенштейн, Пудовкин, Довженко не обращались, а другие указанные «корифеи» советского кино больше к этому жанру не возвращались. Что касается «Шахматной горячки» Пудовкина то, по наблюдению Юренева, — это «простодушная шутка о повальном увлечении шахматами».

Критик Виктор Перцов в своей статье «Смех сквозь сме[» назвал комедию в ряду тех фильмов, которые вызывают «смех в чистом виде»: «Она принципиально поверхностна, социально и психологически абстрактна, не стремится дать какое бы то ни было объяснение „горячке“, она принимает её как факт. Эта фильма даёт ничем не осложнённый „смех сквозь слёзы“». Николай Иезуитов — первый биограф Пудовкина — охарактеризовал «Шахматную горячку» как остроумно поставленную трагикомедию, действие в которой происходит «легко и весело». Он отмечает целый ряд сцен и шуток, разворачиваемых на фоне шахматного «психоза». По словам киноведа, непритязательный фильм ничего нового в кино не открыл и ни на что не претендовал, а был «лишь шуткой мастера в минуту отдыха». Однако это работа Пудовкина стала значительным этапом в его творческой эволюции, став своеобразным последним «прости» школе Кулешова: «Систему, над которой Пудовкин работал серьёзно в „Мистере Весте“ и „Луче смерти“, он приспособил к комедии: так было легче от неё освободиться». Авторы издания «История советского кино. 1917—1967» также подчёркивали преемственность комедии Пудовкина с работами Кулешова «Мистер Вест», «Луч смерти», а принцип монтажа хроникальных и игровых кадров, использовавшийся в «Горячке» был последним уже ранее применён в фильме «На красном фронте» (1920). Они также отмечали непритязательность картины, её быстрый ритм, динамику, а также условность актёрских работ. Александр Караганов назвал фильм киношуткой и «смешной безделушкой», построенный как «блистательный каскад трюков и эксцентрических происшествий». Он также подчёркивал заметное влияние принципов и стиля мастерской Кулешова. О незамысловатом характере этой «киношутки» неоднократно указывалось в литературе. И даже высказывалось мнение, что фильм представляет интерес чуть ли только не за то, что он привёл к многолетнему браку между Пудовкиным и актрисой Земцовой, исполнившей роль невесты главного героя. Галина Рябова отмечала отсутствие в фильме идеологии и классового подхода, «ставшего впоследствии характерной чертой советского искусства», что нашло отражение в том, что характерными «приметами времени» выступают лишь фигуры представителей милиции.

«Защита Лужина» и «Шахматная горячка»

Киновед Анна Изакар придерживалась мнения, что в фильме действительно снялся Набоков. Кроме того, впечатления от этого опыта послужили основой русскоязычного романа писателя на шахматную тематику — «Защита Лужина», заглавный герой которой страстно увлечён шахматами (1929). Ольга Сконечная, в качестве одного из российских авторов примечаний к пятитомному изданию произведений русского периода Набокова, приводит мнение американского слависта Дональда Бартона Джонсона о том, что в «Защите Лужина» в одном из эпизодов имеется отсылка к одному из основных сюжетных решений фильма Пудовкина «Шахматная горячка». Имеется в ввиду эпизод, когда Лужин с любовью извлекает из своего кармана маленькую складную шахматную доску, что характерно и для советской кинокомедии, где многие персонажи из самых различных мест достают всевозможные шахматы. Кроме того, по наблюдению комментаторов, присутствуют и другие аллюзии, восходящие к работе Пудовкина: «…стремление главного героя избавиться от шахмат, доказать жене, что он свободен от их власти, и др.» Российские филологи Матвеева Ю. В., Шамакова Ю. М. проанализировали роман и фильм и нашли значительное количество других перекличек, аллюзий между ними. В своём исследовании орни пришли к следующему выводу: