Двенадцать половых заповедей революционного пролетариата

18.10.2021


Двенадцать половых заповедей революционного пролетариата — популярная работа советского психиатра Арона Залкинда, вышедшая в 1924 году, и посвящённая вопросам упорядочивания личной жизни мужчин и женщин в СССР на основе классовой, пролетарской этики.

Содержание

  • Не должно быть слишком раннего развития половой жизни в среде пролетариата — первая половая заповедь революционного рабочего класса.
  • Необходимо половое воздержание до брака, а брак лишь в состоянии полной социальной и биологической зрелости (то есть 20—25 лет) — вторая половая заповедь пролетариата.
  • Половая связь — лишь как конечное завершение глубокой всесторонней симпатии и привязанности к объекту половой любви.
  • Половой акт должен быть лишь конечным звеном в цепи глубоких и сложных переживаний, связывающих в данный момент любящих.
  • Половой акт не должен часто повторяться.
  • Не надо часто менять половой объект. Поменьше полового разнообразия.
  • Любовь должна быть моногамной, моноандрической (одна жена, один муж).
  • При всяком половом акте всегда надо помнить о возможности зарождения ребёнка и вообще помнить о потомстве.
  • Половой подбор должен строиться по линии классовой, революционно-пролетарской целесообразности. В любовные отношения не должны вноситься элементы флирта, ухаживания, кокетства и прочие методы специально полового завоевания.
  • Не должно быть ревности. Половая любовная жизнь, построенная на взаимном уважении, на равенстве, на глубокой идейной близости, на взаимном доверии, не допускает лжи, подозрения, ревности.
  • Не должно быть половых извращений.
  • Класс в интересах революционной целесообразности имеет право вмешаться в половую жизнь своих сочленов. Половое должно во всём подчиняться классовому, ничем последнему не мешая, во всём его обслуживая.
  • История

    А. Б. Залкинд в вопросах гигиены партийной работы придавал большое значение половому вопросу. Он считал, что современный человек в повседневной жизни страдает половым фетишизмом, который следовало преодолеть с помощью науки и вернуть секс в нужное русло: «Необходимо, чтобы коллектив больше тянул к себе, чем любовный партнёр». Именно таким образом появились на свет «Двенадцать половых заповедей революционного пролетариата». Общий смысл этих половых заповедей сводился к тому, чтобы энергия пролетариата, как цельного класса, не растрачивалась на половые связи, бесполезные для его исторической миссии: «Половое должно во всём подчиняться классовому, ничем последнему не мешая, во всём его обслуживая. Поэтому до брака, а именно до 20—25 лет, необходимо половое воздержание; половой акт не должен повторяться слишком часто; поменьше полового разнообразия; половой подбор должен строиться по линии классовой, революционно-пролетарской целесообразности; не должно быть ревности». Даже самая последняя — 12 заповедь — была направлена на упорядочивание половой жизни людей: «класс в интересах революционной целесообразности имеет право вмешиваться в половую жизнь своих членов».

    Оценки

    В 2004 году психолог и переводчик Сергей Степанов о «Двенадцати половых заповедей революционного пролетариата» отозвался следующим образом:

    С позиций сегодняшнего дня заповеди Залкинда звучат почти анекдотично. Однако надо признать, что при всех последовавших изгибах официальной идеологии её основная тенденция в решении полового вопроса была предвосхищена (или смоделирована?) Залкиндом с удивительной прозорливостью. Всем памятно, как 15 лет назад участница советско-американского телемоста патетически заявила на потеху миллионам телезрителей: «У нас секса нет!». Что она при этом имела в виду, легко понять, перечитав заповеди, которым, прочно забыв про их автора, советское общество неуклонно следовало более полувека. Да и вся теория и практика полового воспитания в семье и школе была построена на этих заповедях, точнее — на идее сублимированного либидо. Это, конечно, крайность, и её негативные аспекты очевидны. Вот только намного ли лучше другая крайность, в которую современное общество впало по принципу «от противного»? Ведь раскрепощённая сексуальность чревата не меньшими проблемами, чем ущемлённая! Примеров не перечесть.