Крейсера проекта 26-бис

13.02.2022


Крейсера проекта 26-бис «Максим Горький» — тип советских лёгких крейсеров времён Второй мировой войны. Являлись развитием крейсеров типа «Киров».

История создания

Советское руководство обратило внимание на скромное бронирование первой серии «полутяжёлых крейсеров». Его решили усилить в первую очередь. Работы по изменению проекта 26 в проект 26 бис выполнялись в ЦКБ-17 (так с 1937 г. стало называться ЦКБС-1) под руководством главного конструктора А. И. Маслова.

Особенности конструкции

Корпус разделялся на 19 водонепроницаемых отсеков. Отличались от прототипа, крейсера Киров, по следующим параметрам:

  • Деревянную мебель заменили на металлическую;
  • Толщина брони борта, траверсов и барбетов башен ГК была увеличена до 70 мм;
  • Несколько усилена малокалиберная зенитная артиллерия;
  • Четырёхногая фок-мачта заменена башенноподобной (для уменьшения вибрации КДП), реконструирована передняя надстройка (высота КДП 20 м вместо 26 на прототипе);
  • Запас топлива увеличен до 1660 т;
  • Запас авиабензина уменьшен до 4,8 т;
  • Установлена отечественная катапульта ЗК-1 производства Ленинградского завода ПТО имени Кирова (главный конструктор Бухвостов);
  • Установлена система приборов управления стрельбой (ПУС) «Молния-АЦ»
  • Установлены усовершенствованные МПУАЗО «Горизонт-2» с ЗАС «Горизонт-2»;
  • Пост УКВ связи перенесён на 4 ярус.

Предназначенный для них корабельный разведчик КОР-2 проектировался по схеме летающей лодки. Государственные испытания его начались в 1941-м году. Временно первые два крейсера проекта 26-бис получили самолёты-разведчики КОР-1, созданные в таганрогском ЦКБ морского самолётостроения, за отсутствием более совершенной машины. КОР-2 крейсера получили уже в ходе войны.

Конструкция

Корпус

Корпус крейсеров типа «Максим Горький» в целом повторял проект 26. Он был клепаным, с полубаком и транцевой кормой, имел две палубы — верхнюю и нижнюю (броневую) и две платформы. Система набора корпуса — в средней части (61—219 шп.) — продольная, с длиной шпации 750 мм, в оконечностях — поперечная, со шпацией 500 мм.

На протяжении 61—224-го шп. корпус имел двойное дно. Высота корпуса на миделе и в корме составляла 10,1 м, в носу — 13,38 м. Осадка 5,8 м. Высота борта над ватерлинией в носу составляла 7,6 м, на миделе 4,3 и в корме — 4,5 м (фактически «Максим Горький» в 1944 году имел при полном водоизмещении в носу 7,3 м, на миделе 4,23 и в корме — 4,52 м). Начальная метацентрическая высота при нормальном водоизмещении достигала 1,1 м. Впервые в практике советского судостроения нижняя часть полубалансирного руля и кромки гребных винтов выступали за основную линию на 1200 мм, в результате чего маневренность крейсера улучшилась.

Корпус разделялся на 19 водонепроницаемых отсеков, в главных переборках отсутствовали двери или какие-либо лазы под нижней (броневой) палубой. Непотопляемость корабля обеспечивалась при затоплении трех любых отсеков.

Крейсер имел два моторных катера КС-26, два 16-вёсельных моторных баркаса, два шестивёсельных яла и по одному четырёхвёсельному и шестивёсельному спасательному вельботу.

Защита

Толщина броневого пояса шириной 3,4 м и броневых траверзов на 61-м и 219-м шп. составила 70 мм (на «Кирове» — 50 мм). Также 70 мм составила толщина брони передних стенок и крыш башен главного калибра и их барбетов и 30 мм — горизонтальная и вертикальная защита рулевого и румпельного отделений. Боковые и задняя стенки башен имели толщину 50 мм. По расчётам итальянских конструкторов такое бронирование давало зону свободного маневрирования от 152-мм полубронебойных британских снарядов на дистанции от 75 до 120 кбт (по подсчётам Платонова от 62 до 97) и от 155-мм снарядов французских лёгких крейсеров на дистанциях от 75 до 130 кбт. По расчётам советских конструкторов такое бронирование давало зону свободного маневрирования от 152-мм бронебойных снарядов орудий Б-38 на дистанции от 97 до 122 кбт.

Вооружение

Артиллерия главного калибра состояла из девяти 180-мм орудий Б-1-П в трёх строенных орудийных установках МК-3-180. Боекомплект состоял из 900 (по 100 на орудие) выстрелов, в перегруз — 942 выстрела. Заряды были усиленно-боевыми, боевыми, пониженно-боевыми, уменьшенными и беспламенные (для применения ночью). Максимальная дальность стрельбы усиленно-боевым зарядом 97,5 кг бронебойным снарядом с начальной скоростью 920 м/с при угле возвышения в 45° достигала 37,5 км. По Чернышеву техническая скорострельность составляла пять с половиной выстрелов в минуту. Угол склонения — 4°, угол возвышения — 50°. По Якубову техническая скорострельность составляла шесть выстрелов в минуту (цикл стрельбы 10 с), показанная на испытаниях — пять с половиной. Угол склонения — 4°, угол возвышения — 48°, угол заряжания — 6°30`. Практическую скорострельность составлявшую первоначально два выстрела постепенно довели до 4-5 выстрелов в минуту.

Система приборов управления стрельбой «Молния-АЦ» крейсеров проекта 26-бис отличалась от системы «Молния», установленной на типе «Киров». В «Молнии-АЦ» для учёта углов крена использовалась гировертикаль «Шар», входящая в систему приборов управления огнем зенитной артиллерии «Горизонт-2». Теперь ПУС позволяли осуществлять стрельбу по невидимой цели при корректировке огня с самолёта. Что позволяло крейсерам проекта 26-бис реализовать полную дальность своей артиллерии, в отличие от предшественников. В 1944 году крейсера получили РЛС управления огнём.

Зенитная артиллерия дальнего боя включала шесть 100-мм универсальных установок Б-34, расположенных на кормовой надстройке, по три на борт. Для каждого орудия предусматривалось по 300 выстрелов.

Главная энергетическая установка

Два главных турбозубчатых агрегата номинальной проектной мощностью 55 000 л. с. каждый размещались автономно в носовом и кормовом машинных отделениях. ГТЗА ТВ-7 выпускал Харьковский электромеханический и турбогенераторный завод (ХЭТЗ). Каждый ГТЗА с тремя турбинами переднего и двумя турбинами заднего хода состоял из трёх корпусов турбин высокого, среднего и низкого давления (ТНД и ТСД со ступенями крейсерского и экономического ходов). Турбины были только активного типа, что давало высокую надёжность работы при некотором проигрыше в экономичности. Частота вращения турбин была низкой — ТВД и ТСД 2290 об/мин, ТНД — 1760 об/мин. Носовой работал на винт правого борта, а кормовой — на винт левого борта. Бронзовые трехлопастные винты имели диаметр 4,7 м. Из-за применения низкооборотных турбин габариты агрегата были большими

Главные котлы — водотрубные, шатрового типа — находились в автономных водонепроницаемых отделениях и обеспечивались двойным комплектом вспомогательных механизмов и теплообменных аппаратов. Их паропроизводительность — 106 т/ч перегретого пара с давлением 25 кг/см² и температурой 325 °С. Тепловой КПД котла 72 %. Запас питательной воды пополнялся из испарителей, установленных в котельных отделениях № 3 и № 6.

Удельный расход топлива на экономическом ходу при испытаниях крейсера «Калинин» составил 0,623 кг/л. с. × ч.

Скорость полного хода для крейсеров проекта 26-бис составляла 35,0 узлов, крейсерского 25,0 узлов, экономического — 17,8 узлов.

На экономическом режиме действовало по одному котлу в каждом эшелоне, на крейсерском режиме по два, в полном и самом полном — по три (все шесть).

Основной запас топлива (флотский мазут марки «Ф») хранился в междудонном пространстве, расходные цистерны находились в бортовых отсеках. Нормальный запас топлива составлял 650 т, полный — 1660 т, наибольший — 1750 т.

Главные турбозубчатые агрегаты крейсеров показали себя надежными в работе.

Мощность четырёх генераторов типа ПСТ-44/23 составляла 660 кВт (по 165 кВт каждый) работавших на постоянном токе (230 В), было так же два дизель-генераторов ПГ-44/2 (дизели 8Л-Ч) (по 165 кВт каждый). На «Калинине» и «Кагановиче» вместо них были два дизель-генератор типа ПГ-2 мощностью по 300 кВт напряжение 220 В постоянного тока.

Модернизации

На крейсере Молотов 12 сентября 1943 года вместо старой установили модернизированную катапульту. С появлением радиолокационных станций и вертолетов, корабельные самолёты-разведчики утратили значение, поэтому в октябре 1947 года на крейсерах демонтировали катапульты.

Служба

«Максим Горький»

«Максим Горький» у пирса ленинградского торгового порта

Главный строитель — Н. Ф. Мучкин, затем В. С. Боженко. При строительстве обозначение крейсера — «заказ № 270». С 22 по 24 сентября крейсер совершил первый выход в море. Ответственным сдатчиком от завода-строителя был М. М. Михайловский. Сметная стоимость постройки составила 60 млн руб.

При вступлении в строй на «Максиме Горьком» насчитывалось 56 человек начсостава, 159 младших командиров, 682 краснофлотца — всего 897 человек.

13-14 декабря перебазирован из Кронштадта в Таллин. 14 июня перешел в Усть-Двинск.

В мае 1941 года перешел в Таллин. 14 июня перебазировался в Усть-Двинск.

«Молотов»

Гидросамолет КОР-2 на катапульте крейсера Молотов, 1941 год.

Строительство крейсера, который назвали «Молотов», началось на Николаевском заводе № 198 14 января 1937. Секции корпуса собирались на малом стапеле № 4. После освобождения стапеля № 1 средняя часть корпуса была приспущена до уреза воды, а затем 150-тонным краном её секции стали подаваться на стапель № 1. Спуск на воду был осуществлён 4 декабря 1939. С 11 ноября 1940 по 18 марта 1941 прошли заводские испытания, а с 19 марта по 31 мая состоялись и государственные испытания. На ходовых испытаниях корабль показал лучшие для крейсеров своего проекта скоростные показатели: 36,3 узла при мощности турбин в 133 тысячи л. с. Вступил в состав Черноморского флота 14 июня 1941. На крейсере была установлена первая советская корабельная радиолокационная станция обнаружения «Редут-К».

На крейсер 26-27 декабря 1941 года в Поти на крейсер было погружено 15 вагонов боеприпасов, 1200 бойцов и командиров. 28 декабря крейсер снялся с якоря и взял курс на Севастополь, на переходе скорость достигала 32 узлов.

В ночь с 21 на 22 января 1942 года в результате шторма была повреждена обшивка на левом борту в кормовой оконечности от 264-го шпангоута до транца, по левому борту лопнули 4 шпангоута (с 290 по 293-й), сломан кормовой клюз, на 400 мм вогнут форштевень, затоплен таранный отсек, повреждены трубопроводы отопления в кормовых помещениях и оборудование отсека дымаппаратуры.

Ремонт крейсера выполнялся на судоремонтном заводе в Туапсе, форштевень полностью выправить не удалось, что снизило скорость «Молотова» на 2—3 узла.

14 июня в 8:21 «Молотов» вышел из Туапсе при этом развил 30-узловую скорость, в 11:15 прибыл в Новороссийск.

2 августа 1942 года в 1:27 торпеда попала в кормовую оконечность корабля справа.

Последствия воздушной атаки оказались серьезными. Взрывом оторвало 20 м кормовой оконечности крейсера (до 262-го шп.) с рулем, румпельным отделением с рулевой машиной и химическим отсеком. В кормовых отсеках погибли 18 человек. Ремонт предусматривал присоединение к корпусу поврежденного корабля новой кормы недостроенного крейсера проекта 68 — «Фрунзе» (она была больше в разных местах от 200 до 1500 мм) за счёт разборки её наружной обшивки и бортового набора, последующего перегиба набора и сборки по новым образованиям. Правда, при этом нормальных обводов корпуса у «Молотова» обеспечить все же не удавалось. Максимальная скорость после ремонта составила около 28 узлов.

3 августа 1957 года после разоблачения антипартийной группы Молотова, Кагановича и Маленкова корабль был переименован в «Славу», что стало объектом для шуток — «Слава» было сокращением от имени «Вячеслав», а именно так и звали Молотова. 14 января 1959 крейсер вышел из боевого состава и был законсервирован, а спустя полтора года его расконсервировали и снова ввели строй.

«Каганович»

«Каганович» в 1944 году.

Для достраивавшихся в годы войны «Кагановича» и «Калинина» не было 100 мм / 56 орудий и они получили 85 мм /52 90-К. Сметная стоимость постройки «Кагановича» 111,2 млн руб. «Каганович» в 1946 году переименован в «Лазарь Каганович», 3.08.1957 — в «Петропавловск». 6 февраля 1960 года исключён из списков.

«Калинин»

Заложен 12 июня 1938 года на заводе номер 199 в Комсомольск-на-Амуре. Спущен на воду 8 мая 1942 года. Вступил в строй Тихоокеанского флота 31 декабря 1942 года.

Сметная стоимость постройки «Калинина» достигла 108 млн руб.

Оценка проекта

В книге германского адмирала Маршалла данные корабли отнесены к тяжёлым крейсерам. При этом Советский Союз во время разработки и начала строительства данных крейсеров не участвовал в международных договорах об ограничении морских вооружений и присоединился к ним позже.

Если сравнивать корабли проекта 26-бис с другими тяжёлыми крейсерами уменьшенного водоизмещения (не вполне соответствующих «вашингтонскому» стандарту), то можно отметить их более мощное вооружение и меньшую дальность. Хотя появление этих кораблей в своих флотах было обусловлено совершенно разными причинами, недостаточность защиты была очевидной (крейсера типа «Йорк» иногда назывались «полутяжелые»), их бронирование не защищало от прямых попаданий 180−203-мм снарядов на всех дистанциях и подобные корабли проигрывали в сопоставлении с полноценными «вашингтонскими» крейсерами. Сравнение проекта 26-бис с соразмерными иностранными крейсерами показывает, что советский корабль имел значительные преимущества в дальности стрельбы главного калибра и в весе бортового залпа. Дальность стрельбы его 180-мм орудий, при использовании усиленно-боевого заряда, составляла 211 кбт (38,6 км), то есть была на 20—30 % выше, чем у лучших образцов 203-мм орудий «вашингтонских» крейсеров. Однако на дистанциях до 80 кбт английские, американские, французские и итальянские лёгкие крейсера того же водоизмещения имели огневое превосходство благодаря большей скорострельности своих 152-мм орудий (4—7 выстр./мин). При этом большая дальнобойность вызывала больший износ ствола, что требовало намного более частые замены ствола. Боекомплект был всего 100 снарядов на ствол по сравнению, например, со 172 снарядами на ствол у британского «Йорка». Броня проекта 26-бис обеспечивала защиту от 152-мм орудий в диапазоне 97 — 122 кбт (17,7—22,4 км). Среди небольших крейсеров лучше были бронированы только «Колонии», все остальные крейсера проигрывали по защите советскому крейсеру. Крейсера проекта 26-бис показали высокую живучесть: они при подрывах на минах и после попадания авиабомб оказались способны сохранить остойчивость и плавучесть. Разрушения кораблей, хотя и были значительны по объёму, но ограничивались только небронированными частями. Жизненно важные отсеки, защищенные броней, страдали лишь от сотрясений — случаев проникновения снарядов или бомб под броню не было. Дальность плавания, достаточная для Балтийского и Чёрного морей, оказалась явно мала для Северного и Тихоокеанского театров. По этой характеристике, советские крейсера уступали многим иностранным, особенно английским. Но задачи и районы действий у них были разные. Британские корабли обеспечивали интересы британской Империи в любой точке Мирового океана. Основной же задачей советских крейсеров, считалось нанесение «сосредоточенного удара» по противнику, пытающемуся прорваться к побережью Советского Союза. Следующие серии советских крейсеров предназначенных для действий в океане имели внушительную дальность.

В художественной литературе