Крючков, Пётр Петрович

19.01.2023


Пётр Петрович Крючков (12 ноября 1889, Пермь, Российская империя — 15 марта 1938, Москва, СССР) — советский юрист, издательский работник, личный секретарь и поверенный писателя А. М. Горького, директор Музея А. М. Горького. Репрессирован (расстрелян).

Биография

Родился в Перми. Отец Пётр Петрович Крючков, уроженец Санкт-Петербурга окончил Казанский ветеринарный институт в 1887 году, занимал должность городского ветеринарного врача г. Перми (определён на должность Пермским губернским земством). До революции был мировым судьёй, земским начальником (1903), и инспектором Казанского ветеринарного института. Во время Первой мировой войны 1914 года в течение двух лет служил в качестве ветеринарного врача в чине полковника для командировок при Управлении гуртов Киевского военного округа. Пройдя все чиновничьи ступени службы, произведён 19 декабря 1911 года в статские советники. Мать Мария Эдмундовна, урождённая Гёбель, дочь прибалтийского немца, потомственного дворянина — статского советника и французской графини. Мать окончила гимназию в Перми и получила звание городской учительницы русского и немецкого языков. В семье Крючковых было четверо детей: дочь и три сына.

Юрист по образованию. Окончил юридический факультет Петербургского университета. Некоторое время был помощником присяжного поверенного, но практикой не занимался, служил в петербургском градоначальстве. После того как Мария Фёдоровна Андреева рассталась с Алексеем Максимовичем Пешковым (Горьким), Пётр Крючков с 1916 года стал её помощником и секретарём, а затем гражданским мужем. Принял Октябрьскую революцию, сотрудничал с новой властью.

В начале 1920-х годов был уполномоченным советского торгового представительства в Берлине по книгоиздательскому обществу «Книга». С 1927 года работал в обществе «Международная книга», откуда при содействии своей возлюбленной, актрисы Марии Андреевой вскоре был переведён в Госиздат. Сотрудничал с ГПУ и лично с Г. Г. Ягодой. Его связным был Н. Х. Шиваров.

На протяжении долгих лет Крючков был секретарём А. М. Горького, которого знал с 1918 года. Познакомились они осенью 1918 года, когда М. Ф. Андреева привела Крючкова на Кронверкский в качестве своего секретаря. На посту секретаря занимался организацией издания произведений Горького в СССР и за границей, налаживал встречи и связи с различными людьми и организациями. Горький высоко ценил деловые качества Крючкова, энергичность, быстроту, порядок и организованность. В Архиве А. М. Горького хранится обширная переписка писателя и Крючкова, часть которой опубликована в Архиве Горького.

Известно, что А. М. Горький глубоко доверял своему секретарю. В одном из писем Якубу Ганецкому, датированному 1928 годом, он писал:

… П. П. Крючков — прекрасный работник, хороший товарищ, и ни Вами, ни кем-либо другим моё доверие и уважение к нему не может быть поколеблено. Прибавлю, что Ваши выпадки против него уничтожили моё товарищеское отношение к Вам….

Однако позднее уже в Москве в 1931—1936 годах П. Крючков являлся фактическим организатором режима «золотой клетки» для Горького и его семьи в особняке на Малой Никитской, д. 6 (ныне музей-квартира М. Горького).

Как свидетельствует монография «Тайна смерти Максима Горького: документы, факты, версии», подготовленная сотрудниками ИМЛИ им. Горького «Все серьёзные вопросы решал Крючков в непосредственном контакте с Ягодой. <…> Со временем Крючков начал превращаться в негласного соглядатая всех дел и замыслов писателя, контролёра его переписки, непосредственно связанного с главой ОГПУ Г. Г. Ягодой. Комната Крючкова была соединена прямым проводом с кабинетом Ягоды.

<…>Далеко не вся корреспонденция попадала к Горькому: её просеивали через частое сито в крючковском кабинете. Не исключено, что даже письма А. Платонова, которые он приносил собственноручно, не доходили до адресата. Судя по пометам Крючкова, ни письмо Г. Зиновьева, ни письмо Л. Каменева с просьбой о помощи, посланные из тюрьмы, так и не были переданы Горькому. Чем больше раскручивался маховик политических репрессий, тем строже охраняли писателя от „ненужных“ встреч и „нежелательных“ новостей. А главное, чем дальше, тем больше осложнялись отношения между М. А. Пешковым и горьковскими охранниками, сгущалась тяжёлая атмосфера в доме».

В статье «При невыясненных обстоятельствах» («Огонёк» № 24 от 18.06.2006, стр. 22) Николай Ямской, ссылаясь на «Дело Крючкова», пишет:

…В деле сохранились показания, что Сталин лично несколько раз вызывал Крючкова к себе. И с пристрастием расспрашивал то о содержании корреспонденции, приходящей Алексею Максимовичу из-за рубежа; то об участниках предстоящего 1-го съезда писателей… В середине 1990-х годов историк Виталий Шенталинский наткнулся в архиве КГБ на следы «Дела Крючкова». Оказывается, за ним велась точно такая же слежка, как и за Горьким…

После смерти Горького Крючков вместе с И. П. Ладыжниковым, И. К. Лупполом, Г. А. Смольяниновым и другими вошёл в состав «Комиссии для приёма литературного наследства и переписки Горького» (образована постановлением Политбюро 18 июня 1936 года) и был назначен первым директором его Архива. Постановлением Президиума ЦИК СССР от 14 февраля 1937 года был утверждён в качестве директора Музея А. М. Горького в Москве.

5 октября 1937 года был арестован, проходил по делу Третьего Московского процесса, где на скамье подсудимых оказался 21 человек. Его обвиняли в том, что он вместе с врачами Львом Левиным и Дмитрием Плетнёвым по поручению Ягоды участвовал в заговоре с целью убийства Горького и его сына. Крючков и Левин были приговорены к смертной казни. Их личное имущество было конфисковано.

Спустя два дня после вынесения приговора 15 марта 1938 года Крючков был расстрелян на Бутовском полигоне. 19 марта 1938 года был расстрелян и подчинённый Крючкова — Смольянинов Геннадий Алексеевич — старший научный сотрудник Музея А. М. Горького, на свою беду нашедший при разборе архива толстую тетрадь — дневник Горького, — и успевший его изучить.

П. П. Крючков посмертно полностью реабилитирован в 1988 году за отсутствием состава преступления.

По решению «тройки» Управления НКВД Новосибирской области был расстрелян 12 марта 1938 года отец Крючкова, 77-летний П. П. Крючков. Обвинялся в «контрреволюционной повстанческой деятельности». Реабилитирован постановлением президиума Кемеровского областного суда от 16 апреля 1956 года.

Воспоминания современников

Из рукописи А. Н. Тихонова (Архив Горького)

…Пётр Петрович Крючков был прекрасным работником. Горький высоко ценил его самоотверженный труд и всецело доверял ему. Постепенно вся жизнь Горького и его семьи оказалась в полной зависимости от Пе-Пе-Крю (как его называли в семье): он стал не только секретарем, но и управляющим его финансами, экономом, оберегающим Горького от излишних (по его мнению) трат денег. Тем не менее были у него слабости: «по-рыцарски относился к женщинам, угождая им во всём», зависимость от алкоголя, отсюда и неумеренный расход средств писателя, на чём позже сыграл Г. Ягода. И если М. Ф. Андреева оказала на него благотворное влияние, то молодая жена Елизавета Захаровна Медведовская (в семье её не случайно прозвали «Це-це») — пагубное, приведшее их обоих к трагическому финалу.

Семья

Жена: Елизавета Захарьевна Крючкова (урожд. Медведовская), Екатеринослав 1902 года рождения. Работала в редакции журнала «Наши достижения» и ответственным секретарём журнала «Колхозник». Была арестована раньше мужа (29 апреля 1937 года) как сообщница Ягоды и расстреляна 17 сентября 1938 года. Реабилитирована 11 июня 1957 года.

Сын: Пётр (родился 13 августа 1932 года), после ареста родителей пятилетним скитался по родственникам. Воспитывался братом матери. Окончил техникум. Большую часть жизни прожил вне Москвы, работал в авиации по обслуживанию самолётов. Смог поступить и окончить институт только после реабилитации расстрелянной матери (реабилитирована в 1957 году). Умер в Москве в возрасте шестидесяти лет (по другим данным 69 лет) с двумя справками о реабилитации казнённых родителей.

От романа П. Крючкова с Полиной Тимофеевной Кусургашевой (1906—1988), горьковской именной стипендиаткой, тепло принятой в доме писателя и некоторое время жившей в его семье, у Петра Петровича появилась дочь Зося — Айна Петровна Погожева (родилась 31 марта 1933 года).

По воспоминаниям Л. М. Смирновой, «внешне Пётр Крючков был импозантным: среднего роста, коренастый, со складно скроенной фигурой, всегда хорошо и элегантно одет. В лице его запоминались толстые губы и красивые, умные карие глаза из-под очков. И то и другое унаследовали его сын и дочь».

Адреса в Москве

Новинский бульвар, дом 25, корп. 1 «Дом Наркомфина», кв. 13 (рядом с квартирой Семашко).